aif.ru counter
94

Сергей Учитель: "Рейдерам противостоять нужно"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30 26/07/2006

СУДЯ по количеству откликов наших читателей, которые получила редакция после выхода статьи "Первый секретарь в разрезе" ("АиФ в Кузбассе", N 27), проблема рейдерских войн и передел собственности им не безразличен. Закончатся ли когда-нибудь рейдерские войны? Кому они выгодны? Можно ли противостоять рейдерам? На эти и другие вопросы отвечает заместитель председателя Коллегии адвокатов "Регион Сервис", арбитр третейского суда при КТПП, эксперт Кемеровского отделения "ОПОРЫ РОССИИ", кандидат юридических наук Сергей УЧИТЕЛЬ.

- Сейчас в средствах массовой информации много противоречивой информации о рейдерах. Кто же они такие?

- Штамп "рейдеры" часто ставят на всех участниках громкого корпоративного спора. На мой взгляд, рейдерство - это незаконная противоправная деятельность, направленная на захват имущества, собственности, имущественных комплексов предприятий с использованием противоправных методов либо близких к ним. А доказывать свою правоту в суде - это не рейдерство, а обычная юридическая работа, если, конечно, не используешь незаконные методы. Например, когда шло разбирательство по разрезу "Черемшанский", наши оппоненты в суд предоставляли поддельные документы - протоколы собраний, доверенности и т. д. Это можно назвать рейдерством, как и вооруженный захват предприятия.

- Получается, что есть разные виды рейдерства?

- Я бы выделил две группы. "Черные рейдеры" - те, кто использует откровенно криминальные методы: мошеннические действия, подделку документов, силовые завхваты. "Серые рейдеры" - те, кто использует пограничные с незаконными методами действия, например, использование административного ресурса: знакомых в правоохранительных органах, в государственных структурах и т. д. По своей сути это не является уголовно-наказуемым. Белых рейдеров (вид, который выделяют некоторые эксперты), на мой взгляд, быть не может, как не может белой противоправной деятельности.

- И какой из этих видов преобладает и почему?

- Как правило, черные рейдеры. Многие говорят, что это происходит потому, что действующее законодательство у нас несовершенно, что нужно срочно вносить изменения в корпоративное законодательство. Я с этим не согласен. У нас достаточно рычагов, чтобы эффективно бороться с подобным явлением. Ведь никто не отменял ст. 159 Уголовного кодекса - мошенничество, ст. 327 - подделка документов, ст. 179 - понуждение к заключению сделки и т. д. И таких статей много в Уголовном кодексе. Другое дело, что на практике часто они не работают, а не работают они не потому, что плохо сформулированы, а потому, что наши правоприменители не умеют расследовать такие дела. Для них проще раскрыть преступление, например, когда шапку с человека сорвали на улице. Там все просто и понятно. В случае если украли твои акции или долю, то сложно усмотреть состав преступления в изменении какой-то отдельной записи в реестре акционеров или в едином государственном реестре юридических лиц.

Например, когда-то наша фирма занималась делами ОАО "Разрез "Талдинский-Северный". Было возбуждено 11 уголовных дел - довольно простых, в основном по подделке документов. В ходе предварительного следствия были найдены и люди, поделывавшие документы и место, где они это делали, и даже компьютер. Через год поинтересовались, чем же завершились наши уголовные дела (к этому времени корпоративные споры были уже завершены). Оказалось, что ни одно из 11 дел в суд так и не попало...

Можно говорить, что у нас люди верят в свою безнаказанность, т. е. человек может подделать документы и ему ничего за это не будет. Поэтому я бы назвал главной причиной того, что рейдерство у нас процветает, - веру в свою безнаказанность и пассивность правоохранительных органов, точнее, их незнание и нежелание вдаваться в тонкости того или иного корпоративного спора. Переводить рейдерство в политическую сферу я бы не стал. По-моему, это явление надо рассматривать с правовой точки зрения.

Еще одно из условий, играющих на руку рейдерам, - неповоротливая судебная правоохранительная система. Возьмем ситуацию с тем же разрезом "Черемшанский": человека лишили доли в 2004 году, он обратился к нам летом 2005 года и только летом 2006 года мы получили подтверждение, что его незаконно лишили доли. Чтобы доказать свою правоту, пострадавший должен иметь достаточно средств, чтобы оплатить адвокатов, командировки и судебные издержки. Но у него отобрали бизнес. С чего он будет оплачивать? В этом случае гораздо чаще люди обращаются опять же к бандитам, поскольку можно заплатить раз и сразу вернуть себе свой бизнес.

- В чем разница между рейдерством и "недружественным поглощением"?

- "Недружественное поглощение" - это действия, направленные на получение контроля над активом вопреки воли собственника, с использованием законных способов, таких как скупка акций, признание права в судебном порядке. Кстати, на практике приходится прикладывать огромные усилия, чтобы провести в жизнь законные, подчеркну, решения суда. Так, у нас в Коллегии имеется одно достаточно простое исполнительное производство, связанное с исполнением решения суда о выселении, которое на протяжении года так и не доведено до конца. Термин "рейдерство" появился на Западе, от английского слова "захват". Там под этим словом понимается именно недружественное поглощение, которое основано на нормах закона. У нас же это - криминальный бизнес. Вот, например (возвращаясь к теме разреза "Черемшанского"), есть пять решений подтверждающих, что господина Агаркова незаконно лишили собственности.

- Можно ли защититься от этого явления?

- Надо начать с того, почему предприятия становятся объектами рейдерских атак? Ведь не бывает подобный интерес спонтанным. Как правило, рейдеры имеют шанс там, где есть юридические и экономические предпосылки, такие, как невыплата дивидендов мелким акционерам, неправильно проведенное собрание акционеров или кредиторов, наращивание кредиторской задолженности т. д. Есть такой термин, как "рейдеропригодность". Такими являются предприятия, имеющие вышеперечисленные "недостатки" и нарушения, и которые могут быть привлекательны с точки зрения ведения бизнеса для кого-то еще.

А чтобы защититься, надо своевременно проводить корпоративный аудит всей документации. В Москве это уже давно нормальная практика. Для корпоративной проверки нанимаются сторонние юристы, которые проводят исследования документации предприятия за последние несколько лет, определяют пробелы, которые и нужно устранить, защищая безопасность предприятия. У нас же предприниматели действуют по принципу "пока жареный петух не клюнет". И вдруг оказывается, что предприятие уже принадлежит кому-то другому.

- Сегодня захват собственности на пике? Что будет дальше с рейдерами?

- Уже нет. Об этой проблеме надо было говорить еще лет пять назад. Тогда это было действительно рейдерство - незаконный захват собственности. Были сплошные пробелы в законодательстве, которые умело использовали рейдеры в своих интересах. Но сейчас большинство лазеек в законодательстве закрыто. К тому же крупные объекты уже давно поделены, и их хозяева спорных ситуаций не допускают. Сейчас рейдерство как явление актуально в большей степени для предприятий среднего и малого бизнеса. И больше распространено в малых городах, где власти и криминал настолько сплелись, что разделить их невозможно. Думаю, ситуация будет меняться в связи с принятой политикой ротации кадров, когда, например, на должность начальника городского, районного органа внутренних дел будут назначаться люди из других городов, районов.

- Без властной крыши ни один захват не стал бы возможным?

- На мой взгляд, да.

- Но тогда всякая борьба с этим явлением обречена, вам не кажется?

- Отнюдь. Очень многие лазейки, которыми пользовались рейдеры, используя административный ресурс, сейчас закрываются. Например, до 2002 года, согласно действующему процессуальному законодательству, корпоративные споры рассматривались в любом суде - от Вадивостока до Калининграда. И, грубо говоря, сидя в Кемерове, собственник мог получить решение суда любого города о том, что предприятие теперь уже не принадлежит ему. Теперь споры рассматриваются только по месту нахождения предприятия. Был также закон о банкротстве, который позволял вводить процедуру наблюдения без ведома должника. Сейчас этого уже нет. В общем, работа идет, оставляя все меньше шанса мошенникам.

- А если власть вмешается в "рейдерский вопрос" и просто запретит захваты, проблема решится?

- Нет, проблема еще больше уйдет в тень. Оттого, что у нас стране проституция объявлена вне закона, ее же не стало меньше. Уже сейчас мы имеем максимальную криминализованность проблемы рейдерства на уровне малого и среднего бизнеса, и решать ее надо, в первую очередь, на уровне устранения экономических и юридических предпосылок этого явления, а не на уровне запретов.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах