aif.ru counter
26

Поэтом может он не быть, а вот акыном быть обязан...

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 38 19/09/2007

НА УЛИЦЕ имени поэта Маяковского в Яе живет в старенькой избушке Виктор КАЗАКОВ. Только за последние годы он умудрился нарифмовать стихотворных виршей больше, чем успел когда-то сам Владимир Владимирович. Поэтому стал сегодня в Яе и ее окрестностях гораздо популярнее самого Маяковского и многих других поэтов-классиков.

Ночной сторож и нищий изгой

ВИКТОР Казаков называет себя не просто стихотворцем, а акыном. Поэтом-импровизатором и исполнителем собственных лирических и эпических стихов. Правда, яйский менестрель не умеет играть ни на гитаре, ни на каких-то других музыкальных инструментах. Своим рифмованным строкам он подыгрывает интонациями, жестами. Мелодичность идет от души. А все написанное обязательно читает своим поклонникам вслух и наизусть. Читает постоянно и везде - в солидных организациях, учреждениях, школах, в очередях за продуктами, лекарствами, на улицах. И все, кто заинтересуется его стихами, получают от него в дар листочки со стихами, которые потом из рук в руки передаются и расходятся по всему Кузбассу, в Томскую область... Стихи незатейливы, но очень понятны. Виктор говорит, что никогда не тратил своего драгоценного времени, чтобы попытаться издать их. Ему вполне достаточно, что его кругом узнают поклонники, пожимают руки, благодарят и просят новых стихотворных произведений.

Жизнь у Виктора Казакова складывалась непростая, сложенная из постоянных забот и проблем. О себе рассказывает так:

- По возрасту - ровесник Путина, по социальному положению - рабочий со среднеспециальным образованием, живу на грани нищеты. По древнерусскому определению - изгой, который не смог продолжить профессию предков и подняться по социальной лестнице выше своих родителей. Был учителем, рабочим, заведующим сельскими клубами, кочегаром, трактористом, инструктором пожарной части, инженером на заводе. Собирал мебель, сторожил. Сегодня я ночной сторож, живем на мизерную зарплату и пенсию жены. Чем бы ни занимался и где бы ни работал - всегда читал запоем. Когда в библиотеках не оставалось книг, которые еще не прочитал, то доходило до того, что собирал пустые консервные банки и читал на них этикетки.

Тем для стихов у яйского акына всегда предостаточно. Это и стихи о прекрасной даме - жене Елене, с которой живут в мире и согласии больше 30 лет:

"30 лет как мы с тобой женаты,

30 лет как связаны судьбой,

30 лет я вечно виноватый,

30 лет в долгу перед тобой..."

Это и возмущенные строки - отклик на статью в нашей газете об осквернении церковных могил в селе Ишим:

"...Давай ломай, круши могилы!

И ни за что не отвечай..."

Это и ода созревшему на огороде кабачку, который его "Лаура" готовит так, что и Петрарке не снилось:

"Пока живем с тобою, детка,

Я ем пюре из кабачков,

Его готовишь, как конфетку,

Ты лучше всяких поваров..."

Про партии написать - авторитет потерять!

РАЗНОПЛАНОВОСТЬ рифмованных тем Виктора Казакова неоднократно и высоко оценивали московские литераторы, в том числе и Станислав Куняев. Особенно ему понравились стихи политической направленности.

Много раз Виктора уговаривали пополнить своим членством одну из влиятельных партий. Сулили славу и почет. Но он считает, что оскорбительно для поэта сочинять оды, прославляющие политические партии. Поэт категорически заявляет: "Я не могу терять своего лица и авторитета". А вот жареные семечки ему нравятся, в отличие от партии власти, и сегодня стихи о них достойно украшают пакеты, в которые их насыпают. Производители же семечек, до слез растроганные лирическими строками, приглашали в гости и одаривали чайниками, тостерами и другой бытовой техникой. Благодарили Виктора за талант.

А бывало, что от нужды ему приходилось прославлять одно из предприятий, слагать в его адрес торжественные строки, чтобы потом руководитель разрешил ему на 200 рублей отовариться рисом.

За жизнь цепляется стихами

ЖИВЯ в бедности, болезнях, стихотворец считает, что его рифмы помогают ему держаться за жизнь. Областные врачи несколько лет назад заявили, что жить поэту осталось немного, если он не будет лечиться. Виктор лечиться не стал: денег нет. А стихи у него начали писаться как из рога изобилия. И он считает, что уже в два раза пережил то время, которое ему отпустили для жизни медики. И все благодаря стихам.

Кто-то считает Виктора Казакова человеком со странностями. Говорят, что на вид нормальный, всегда трезвый мужик, а занимается ерундой. На что он отвечает:

"Я на таких не обижаюсь,

Не для эстетов же пишу...

Пишу, как будто бы дышу..."

Кстати

У Виктора Казакова две дочери. Старшая - Наталья Кириченко - живет в Красноярске. Недавно в жанре новой российской прозы издала сенсационную и скандальную книжку "Автостопом по сети", которая пользуется большим вниманием читателей не только в России, но и за рубежом. Ее рассказы публикуются в столичных журналах "Космополитен", "Домашний очаг" и других. А младшая дочь - художник росписи по металлу, но в Яе пока работает техничкой в школе. Акын Казаков очень хочет, чтобы его дочери поднялись намного выше него в творчестве. Хотя писательство своей Натальи с модным шокирующим стилем он не одобряет.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах