aif.ru counter
16

Таких, как они, - миллионы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12 18/03/2009

ВО ВРЕМЯ визита в Новокузнецк премьер посетил жильцов барака, предназначенного под снос.

СКАЗАТЬ, что город не готовился к приезду высокого гостя, значит покривить душой - снежные завалы в экстренном порядке разбирались и вывозились, столбы отмывались, остановочные павильоны и перила мостов покрывались свежей краской. В принципе, все эти работы выполняются каждый год, но только на пару-тройку недель позже и не в таком авральном режиме. До расчистки подъездов к баракам, которых в южной столице Кузбасса немало, как правило, руки у коммунальных организаций не доходили. Весна-2009 для жителей Верхней Колонии стала исключением. Но снегоуборочная техника зашла на улицу Крупской не столько из стремления мэрии пустить пыль в глаза премьеру, сколько из соображений безопасности - Путина был очень жесткий график пребывания в Новокузнецке, времени на буксование в сугробе не было.

В поселке Верхняя Колония в том числе живут четыре семьи, чьи родовые корни связаны одной фамилией. В начале Великой Отечественной войны в Сталинск с Поволжья была вывезена большая семья Денков. Сейчас здесь остались Евгений с сестрой, его родители и двоюродная сестра, все со своими семьями. Так получилось, что Владимир Путин посетил две семьи этого родового дерева. Барак, где они проживают, находится в жутком состоянии, но в квартирах уютно, чисто, тепло. Все, что в них есть, сделано своими руками. Изначально выбор на семью Евгения Денка пал неспроста. Он один из немногих "старожилов" поселка - родился и вырос здесь. Кроме того, он имеет 15 лет шахтерского подземного стажа, т. е. в полтора раза больше, чем требуется для досрочного выхода на пенсию. У него подрастают двое детей: четырнадцатилетний Кирилл и четырехлетняя Настенька, одним словом, обычная рабочая семья. Квартиру в новом доме Денки, как и их соседи, получают по федеральной программе "Переселение с подработанных территорий", а вручение сертификата Владимиром Путиным просто торжественная формальность. Зато неформальным оказалось посещение премьер-министром больного юноши.

Друг Тулеева Виталик Маслов

ВИТАЛИЙ Маслов, двоюродный племянник Евгения Денка, проживает на втором этаже, в том же подъезде. Поскольку зимой прогулки больному детским церебральным параличом Виталику приходится ограничивать, то он целыми днями просиживает у окна. Сидел у окна он и 12 марта, в день визита Путина. Когда премьер оглянулся, Виталий помахал тому рукой. После того как Владимир Владимирович узнал, что молодой человек болен, то резко развернулся и вернулся в дом. "Мне сейчас соседи говорят, что мы знали о предстоящем визите Путина, но ничего им специально не сказали, - рассказывает Елена Маслова, мама Виталия и двоюродная сестра Евгения Денка. - Но если бы мы готовились, то хотя бы шкаф из прихожей вынесли, чтобы больше народу зашло". Дочери Ирина и Марина в этот день были на работе. Потом коллеги посетовали, что те не остались дома: "Не каждый день премьер-министр в гости заходит".

Вместе с Путиным к Масловым поднялись губернатор Тулеев, мэр Новокузнецка Мартин, телеоператор и охрана. Масловы настолько растерялись, что даже автограф у гостей не попросили и не сфотографировались с ними рядом. "Путин, когда зашел, - вспоминают Масловы, - то спросил у Виталия, ждал ли он его. Конечно, ждал!" А еще Виталий очень обрадовался Аману Тулееву. "Это мой друг", - с гордостью говорит он журналистам. Мама рассказывает о неожиданных гостях, а лицо Виталика светится неподдельной радостью. На следующий день после визита высоких гостей от губернатора Масловым передали новенький компьютер. Юноша опробовал подарок в первый же вечер. Вот только потом его опять упаковали в коробку - напряжение в домах настолько низкое, что пришлось удовольствие отложить до новоселья.

Переселение уже совсем близко. Евгений съездил, посмотрел свою квартиру вместе с премьером в четверг, а Елена с будущим жильем планирует знакомиться на этой неделе.

Миллионы семей живут так же

"ЖУРНАЛИСТЫ, которые приезжали к нам, - продолжает рассказывать Елена Владимировна, - спрашивают, а почему вы раньше не добивались нового жилья, а ждали федеральной программы? Так некогда мне чиновничьи пороги обивать. Воспитание больного ребенка требует много сил. Я несколько раз пробовала что-то попросить, мне всегда отвечали, что не положено". Так и жила многодетная семья (кроме Виталия у Масловых еще две дочери-двойняшки) в ветхом бараке, выбираясь из возникающих проблем самостоятельно. Недавно прошла информация о выделении сотовых телефонов инвалидам детства. Виталий, как оказалось, под категорию тех, кому полагается такая социальная помощь, не подпадает: он не сирота и не учится в вузе. Несколько лет во время прохождения ВТЭК Масловы говорили, какая поддержка им требуется, все это записывалось в карточку Виталия, но практически ничего из отмеченного выполнено не было. Последний раз они и просить не стали: "Мы привыкли уже надеяться только на себя". Елена Владимировна, хоть официально нигде и не трудится, находясь по уходу за больным сыном, но все равно цепляется за каждую возможность подработки. Для Виталика необходимы дорогостоящие лекарства, его надо вывозить каждый год на лечение, а все это требует немалых денег. Реально помогают этой семье только родственники, проживающие в Германии. Да и им в связи с мировым финансовым кризисом стало сложнее это делать.

Сейчас несмотря на то, что в квартире прописаны семь человек (отец Елены, ее семья и сестра, которая из-за тесноты вынуждена снимать квартиру), для переселения Масловым выделяют трехкомнатную квартиру той же площади. Так положено по жилищному кодексу. То, что Виталий инвалид детства, и 30-летний шахтерский стаж отца Елены не учитываются. Мы спросили у Елены Владимировны: "А если бы вы готовились к встрече с Путиным, а не растерялись от неожиданности, вы бы рассказали о своих трудностях, может, он бы и помог вам?" "А чем мы лучше других? - пожимает плечами наша собеседница. - Миллионы семей в России находятся в таком положении".

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах