aif.ru counter
200

Кузбасский инженер — об изобретательстве, роботах и китайской технике

О том, куда уходят, как живут технари и почему о них так мало слышно, нам рассказал сам белый воротничок Станислав ИВАНИЩЕВ, ведущий инженер вагоностроительного завода.

Е. Б. :  — Станислав, само слово «инженер» означает «изобретатель». А чем занимаются на деле те, кто выбрал профессию инженера? Вы сами пытались что-нибудь изобрести?

С. И. : — Ещё до поступления в вуз я понял, что мне нужно работать с железом: дома технику разбирал и собирал чуть ли не каждый день. С третьего курса мы ставили опыты по деформации металла: брали старое оборудование (которое с трудом удавалось доставать с заводов) и восстанавливали эти машины. А потом уже на них делали эксперименты. Вы­ясняли, как можно сделать так, чтобы металл дольше служил, как управлять самим металлом. Вечный двигатель изобрести не пытались, а вот повысить долговечность материала с помощью таких расчётов, как мы поняли, вполне возможно. Да, пожалуй, у каждого студента-технаря живёт маленький Кулибин в голове: однокурсники разбирали-собирали компьютеры, создавали программы, какие-то механизмы – в общем, идей у нас было множество.

 

Робота, как и человека, можно научить работать, потом поставить к станку. А если он в конце месяца за зарплатой придёт? Значит, это уже не робот, а полноценный рабочий. Фото: www.globallookpress.com

Е. Б. : — Вы работаете на заводе, коллектив там немаленький. Какой он сегодня – народ на производстве, какие у него на­дежды, проблемы?

Досье:
Станислава ИВАНИЩЕВ в 1995 году поступил в КузГТУ на механико-машиностроительный факультет (технология машиностроения), после окончания института отучился в аспирантуре, затем устроился инженером в Кузбасскую машиностроительную компанию. За несколько лет прошёл по карьерной лестнице от инженера до ведущего инженера и не собирается останавливаться на достигнутом — подаёт документы на поступление в магистратуру.

С. И. : — Бытует миф, что у нас в стране чуть ли не все заводы развалились, рабочие пьют, трудятся за копейки, на завод идут те, кому и пойти-то некуда... Это неправда, по крайней мере, не везде так: в последние годы люди стали получать нормальную зарплату (от 15 до 60 тысяч в месяц – зависит от опыта и производства), пить некогда – работы много. Всё лучшее, что было на заводах, тоже потихоньку пытаются восстанавливать: соцпрограммы, наставничество. Одна беда: по-прежнему остро стоит кадровый вопрос. Опытных специалистов порой приходится фактически переманивать, а в основном заводские кадры пополняются выпускниками – их учить надо. Но и из них остаются не все, есть определённая текучка.

Е. Б. : — Трудно ли жить на зарплату инженера? Какие перспективы есть в жизни у заводчанина? Молодёжь-то, которая вечно жалуется, что без опыта на работу не берут, не просто так с заводов уходит...

С. И. : — Кто хочет сразу и много денег, в инженеры не идёт. Посмотрите, сейчас выпускники технических вузов расходятся по частным конторам, идут продавцами, программистами (отсюда, кстати, и нехватка кадров на производстве). Да это и понятно: в среднем, приходя на завод, инженер получает даже меньше рабочих. Тут и сама работа должна нравиться, и постоянно нужно развиваться: читать технические журналы, попутно изучать программирование, 3D-моделирование, получить второе высшее и ездить на курсы повышения квалификации – нельзя давать идеям в голове застояться. Пожалуй, это единственное отличие инженера. Остальное всё, как у всех: дом, семья, дети, дача, ремонт. А если есть голова на плечах, свои идеи, знания в голове – можно построить карьеру. Хороших специалистов везде ценят.

Ошибётся инженер – робот доломает

Е. Б. : — Несколько лет назад практически все заводы начали приобретать новое, роботизированное оборудование. А что лучше: роботы или все же люди? Как вы вообще к роботам относитесь?

С. И. : — Производство – это цепочка задач. Вот, например, положено нам выдавать в месяц 200 вагонов при минимуме затрат, мы стараемся с этой задачей справиться. Подбираем оборудование, изучаем разные характеристики, сравниваем. У современных машин больше возможностей, свойств, лучше скорость выработки. В итоге на завод приходит машина, в которой намного больше электроники, чем в старой. И у неё серьёзные преимущества перед живыми людьми: она не устаёт, не хочет есть, пить, спать. Но зато ей нужен умный хозяин: если инженер не заложит сразу определённые параметры работы, то в лучшем случае машина выдаст ошибку, в худшем – что-нибудь сломает. А на обучение робота уходит в среднем месяц, и лучше, чем ей задано, машина свою работу всё равно не сделает. А опытный рабочий, специалист, даже если начальник ошибся, сам за инженера додумает, и всё исправит, а некоторые производства делают настолько штучный товар, что специалистов на нём роботами не заменишь при всём желании. Жаль только, что таких рабочих совсем мало.

Китайцы собирали идеи у нас

Е. Б. : — О наших «Рубинах», «Горизонтах» и других когда-то популярных заводах все основательно подзабыли – сейчас техника идёт в основном из Китая. Почему встал прогресс?

С. И. : — А у нас в машиностроении – 20-летний провал, с 1985 до 2005 года. Мы уже давно не можем соревноваться с импортными марками. И машиностроительные заводы выживают кое-как: некоторые занялись ремонтом оборудования или перепродажей станков (покупают комплектующие из Китая, собирают и продают). Почти в таком же положении Европа: она тоже начала сдавать позиции дешёвым изделиям из Китая. А ведь китайцы в 90-х годах приезжали в Россию и собирали любые мысли, любые идеи, вплоть до распечаток журналов «Юный техник», да и сейчас так же поступают: на выставке фотографируют изделие и делают его копию. «Воровать» идеи им помогают недоработки в законах об охране интеллектуальных прав. В итоге товар получается очень некачественный, но дешёвый. А у нас то же самое изобретение должно соответствовать жёстким требованиям к качеству, да ещё, чтобы воплотить свою идею, надо потратить свои же деньги и силы.

Е. Б. : — Неужели от этого у нас перевелись рационализаторы и изобретатели?

С. И. : — Нет, конечно. Они есть на каждом заводе, без них вообще не представишь никакое производство, где каждую неделю требуется какое-то улучшение. У нас на предприятии у химиков, у токарей много разработок, много проектируют технологи. Например, ввели полуавтоматическую сварку. Теперь варить получается в полтора раза быстрее, спроектировали новый стенд (а идею подсмотрели в Интернете). Изготовили пневмостенды. Сломался листогибочный станок – встало производство, мы придумали обходной манёвр, кое-что подварили – будет ещё 100 лет работать и т. д. За плечами каждого толкового рабочего есть несколько разработок, а вот руки до того, чтобы запатентовать свои изделия, доходят не у каждого. Людям некогда от работы отвлекаться, тратить время на увековечивание себя. Единственное, что радует: за последние годы любые идеи, которые подтверждаются экономическим эффектом, собственники готовы финансировать и развивать. Вот так, потихоньку, может, и выплывем на передовые позиции.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах