Примерное время чтения: 5 минут
680

Запрещённый уголь. Как отразится европейское эмбарго на углепроме Кузбасса

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. АиФ в Кузбассе №36 07/09/2022
Тарифы железной дороги не позволяют перевозить много угля.
Тарифы железной дороги не позволяют перевозить много угля. pixabay.com

В последние годы кузбасские угольщики вывозили на запад по 80-100 млн тонн топлива - около 40% от общей погрузки. В августе вступил в силу запрет Евросоюза на закупку российского угля. Как отразится эмбарго на экономике региона, выяснял корреспондент kuzbass.aif.ru.

На восток через запад

Как пояснили в региональном министерстве угольной промышленности, не весь увезённый на запад уголь доставлялся в Европу. Так, в 2021 г. в страны Евросоюза, Великобританию и Норвегию экспортировано 39,7 млн тонн.

«Компании угольной отрасли Кузбасса ведут поиск новых рынков сбыта. Наиболее перспективны в этом отношении страны Юго-Восточной Азии и Индийского океана. Поэтому компании рассматривают варианты налаживания долгосрочных партнёрских отношений по поставкам со странами указанных регионов», - сообщил министр угольной промышленности региона Олег Токарев. По его мнению, в связи с тем, что запрет вступил в силу недавно, прогнозировать результаты переориентации экспорта преждевременно.

Один из вариантов выхода - вывоз на восток через запад. Чтобы поддержать отрасль, областные власти ведут переговоры с федеральными о восстановлении ранее действовавших понижающих коэффициентов (0,895 - на энергетический уголь и 0,4 - на дальность) на «угольные» тарифы ОАО «РЖД». «Необходимо предоставить предприятиям максимальные скидки в западном направлении на экспортные перевозки угля», - считает министр.

До введения эмбарго: около 40% кузбасского угля экспортировалось на запад и до 24% - на восток.

«Взгляд на восток ограничен пропускными способностями РЖД и коммерческими интересами восточных партнёров. На этом фоне нужно отметить: экспорт растёт. Поставки в Китай, Индию и Турцию по состоянию на июнь 2022-го увеличились от 25 до 70% по сравнению с аналогичными периодами прошлого года. Однако 2021 год не показателен, так как на пике пандемии объём потребления угля в этих странах был рекордно низкий. К тому же Индия и Китай наращивают собственную добычу», - полагает предприниматель и экономист Евгений Турищев.

По его словам, ещё одна «восточная» трудность - это скидки, которые даются на уголь при покупке этими странами. Они составляют до 50%. То есть Европа была более выгодным покупателем для России. Сравните, например, цены на уголь для российских экспортёров в июне: в портах Северной Европы - 326 долларов за тонну, а в порту Китая - 155.

«Цепочки поставок меняются, маршруты до новых потребителей не оптимальны. Это также повышает себестоимость угля. Поэтому дело не только в количестве и объёмах добытого. Зарплату хочется получать в рублях, а не в тоннах. С другой стороны, нам не известно, какая наценка на экспортируемый уголь была у угольного бизнеса. Как видим, они могут снизить цену до 50%», - рассуждает экономист.

Взгляд на восток ограничен пропускными способностями РЖД и коммерческими интересами восточных партнёров.
Взгляд на восток ограничен пропускными способностями РЖД и коммерческими интересами восточных партнёров. Фото: АиФ/ Анна Сингосина

Он видит два варианта. Либо скидка - это временная мера, и вопрос в запасе финансовой прочности предприятия, и тогда перспективы на внешних рынках нерадужные: в крайнем случае придётся обслуживать Китай и Индию, а у них своего угля достаточно. Либо величина наценки на себестоимость добычи более 50% - и встаёт вопрос, насколько собственники готовы подвинуться в части своих дивидендов в пользу оплаты труда работников.

Темперамент и запросы

Добыча уже начала сокращаться: за январь-июль 2022 г. - 125,5 млн тонн, а за аналогичный период 2021 г. - 137,5, то есть стало меньше на 9%. Чего ждать дальше – вынужденных простоев, сокращения зарплат, коллективов?

«Вопрос не в сокращении производств, а в экономической составляющей - в прибыли угольных предприятий. Если сократится добыча, но финансовые ресурсы, возможности предприятий останутся на том же уровне или даже вырастут, то не думаю, что следует ожидать сокращения рабочих мест. Современная история России помнит события, которые говорят о том, что не стоит недооценивать шахтёрский темперамент. Полагаю, менеджмент угольных компаний и руководители других эшелонов экономики страны помнят этот довод и будут стараться сделать комфортным переходный период для работников отрасли», - считает эксперт.

Цены на уголь для российских экспортёров в июне: в портах Северной Европы - 326 долларов за тонну, а в порту Китая - 155.

«Требуется системная увязка угольной промышленности региона с производственными запросами всей экономики страны. Сырьевой потенциал экономики понёс не столько физический износ (запасы сырья есть), сколько моральный. Текущая ситуация требует пересмотра вопросов о технологическом суверенитете страны. Что планирует делать Россия - ориентироваться на экспорт в Азию или перенаправить внешние потоки угля на развитие отечественной металлургии, химии, а следом машиностроения и строительства? Я не уверен, что эти вопросы в компетенции менеджмента угольных компаний. Тут требуется регулирование на уровне национальной экономики», - рассуждает о перспективах углепрома Евгений Турищев.

Месяц назад вице-премьер Денис Мантуров презентовал программу «Госплан 2.0». Возможно, в ней найдётся место и для Кузбасса. «Однако, насколько было понятно из выступления вице-премьера, он делает акцент на контроле за экономикой страны, а не на системном и качественном преобразовании. Так что информация о том, сколько и чего мы добыли, у нас точно будет. Но что с этим делать - продавать, перерабатывать или кушать - придётся думать», - резюмирует экономист.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах