aif.ru counter
723

Дети в снежной пустыне: кузбасские подростки покорили Северный полюс

Сюжет Простые герои
В конце похода путешественники шли почти сутки к полюсу, отдохнув только два часа.
В конце похода путешественники шли почти сутки к полюсу, отдохнув только два часа. © / Из личного архива

Бутылка с солёной водой из Северного Ледовитого океана – такое напоминание о девятидневном походе хранится в тумбочке у воспитанницы детского дома № 1 Алёны Карпенко. Вместе с ещё одним новокузнецким подростком Никитой Некрасовым из детского дома № 95 в начале весны она прошла отборочные испытания в Карелии и завоевала право на главное приключение своей жизни – дойти до крайней точки планеты. Ребята проваливались в ледяную воду, плавали в ней в 30-градусный мороз, она относила их от желаемой цели на километры назад, пока они спали. Своими воспоминаниями юные туристы поделились с корреспондентом еженедельника «АиФ в Кузбассе».

Алёна Карпенко и Никита Некрасов - ребята из Новокузнецка, покорившие Северный полюс. Фото: Из личного архива

Экспедиция к Северному полюсу стартовала 10 апреля с дрейфующей станции "Барнео" под руководством  уполномоченного по правам ребенка при президенте РФ Павла Астахова, а также путешественников Дмитрия и Матвея Шпаро. Отбор участников экспедиции, среди которых были дети-инвалиды и сироты, проводился в начале марта на конкурсе «Лыжня России». Участникам предстояло преодолеть 15-километровый поход на лыжах. Из 150 детей оставили только семь. Финальный отбор удалось пройти сразу двум новокузнецким ребятам – воспитанникам детских домов – Алёне Карпенко и Никите Некрасову. Участники экспедиции добрались до Северного полюса, преодолев 180 км по дрейфующим льдинам. 22 апреля команду спецборт авиации ФСБ доставил обратно на станцию, где и завершилось путешествие.

Ребята прошли отборочные испытания, чтобы иметь возможность дойти до крайней точки планеты. Фото: Из личного архива

Снег цвета кока-колы

«До поездки на север мне казалось, что там открытый океан, льдины, на которых плавают медведи, как в мультфильме про Умку. А там – бескрайняя белая пустыня. Ощущение, будто находишься в прозрачном шаре. Мёртвая природа, никого вокруг нет, только ветер дует, и вода в полыньях шевелится», – делится первыми впечатлениями об увиденном Алёна.
Её земляк и напарник Ники­та Некрасов – опытный походник, был в Кузнецком Алатау и Горной Шории, ему есть с чем сравнить Арктику: «Там природа совсем не такая: нет гор, деревьев, гораздо холоднее. Просто пустыня, поэтому психологически сложнее преодолевать расстояния».

Переправа через трещину опасна, ведь её глубина - 4 километра. Фото: Из личного архива

За девять дней ребята на­учились замечать изменения в снежной пустыне. Оказалось, лёд меняет оттенки: один день попадаются тёмные льдины цвета кока-колы, на другой – ярко-голубые, необычайно красивые. Научились радоваться солнышку, которое выглядывает после многочасовой метели. «Северного сияния не было, т. к. там сейчас полярный день. А вот радугу видели. Сразу настроение поднимается, прибавляются силы», – вспоминает Алёна. И хотя живность в эти места редко забредает, новокузнецким путешественникам однажды посчастливилось увидеть нерпу. Когда они переходили трещину, зверюшка выглянула из воды, посмотрела на людей и обратно нырнула.

Опасности и адреналин

Минус 32 на градуснике при сильном ветре ощущались как минус 45. «Мне к холоду не привыкать. Мы никогда не останавливались, даже в такую погоду шли – часов семь-восемь чистого времени в день выходило», – рассказывает Никита. Подростки утверждают, что особых неприятностей мороз им не доставлял – спецодежда спасала. Но ухо нужно было держать востро: один мальчик – его звали Ахурамазд – вышел из палатки на пару минут без перчаток, вернулся – кончики всех пальцев побелели. «А когда ставили палатку и разжигали примусы, там становилось настолько тепло, что мы раздевались до термобелья», – говорит Алёна. На ночь бензиновые обогреватели отключали, и через несколько минут в палатке становилось минус 20. Но в спальнике тепло: укутаешься в него – один нос торчит. Утром встанешь, а спальник задеревенел и весь льдом покрылся.

Когда разжигали примусы, в палатке становилось очень тепло. Фото: Из личного архива

На встрече с Владимиром Путиным  руководитель экспедиции Матвей Шпаро сказал, что серьёзных проблем, которые грозили бы фатальными последствиями, в походе не было, но заряд адреналина получили все. Для Никиты таким зарядом стал момент, когда не выдержал лёд и нога по колено провалилась в воду: «Испугался от неожиданности, всё-таки 4 км воды подо мной. Одежда сверху намокла, быстро замёрзла, я лёд стряхнул и дальше пошёл». А переправа в гидрокостюмах через стометровую полынью не испугала подростков. «Я думала, что замёрзну в воде, а оказалось даже жарко», – вспоминает Алёна. Никите купание в Северном Ледовитом океане показалось гораздо безопаснее сплавов по горным рекам, к которым он привык. Единственное, чего парень опасался во время экспедиции, – это встречи с белым медведем: «Инструкторы рассказывали, что как-то ночью к ним приходил медведь. Они отстрелялись ракетницами. У нас с собой тоже были ракетницы, чтобы отпугнуть животное, убивать его не намеревались. А когда я шёл, думал, что в случае чего быстро лягу, санями накроюсь, медведь пробежит мимо и не заметит». Но хищников на пути экспедиции не попадалось.

Во время экспедиции на Северном полюсе был полярный день. Фото: Из личного архива

Особенности быта на морозе

По утрам первыми вставали дежурные, разводили примусы, грели воду. Литров 20 нужно было вскипятить, чтобы на завтрак всем хватило и осталось ещё на дорогу: в течение дня путешественники останавливались на перекусы – чаю из термосов попить, шоколад или галеты поесть. «Не то чтобы мы сытые были, но и не голодные, всего в меру. С нами был глухонемой парень, он дома, видно, привык есть много, так написал на снегу: «Хочу есть». На день наш руководитель рассчитал по килограмму пищи на каждого: две шоколадки, две растворимые каши, галеты, сушёное мясо, халву. Конечно, к концу похода эти сублиматы поднадоели, хотелось нормальной пищи», – рассказывает Никита. А Алёна, напротив, говорит, что дневного рациона ей хватало на два дня. На Пасху путешественников ждал праздничный стол: взрослым – Матвею Шпаро и Павлу Астахову – жёны испекли в поход куличи, они их разморозили и угощали всех. Ещё пекли блины. «Были две пачки смеси. Первую испортили, т. к. дети начали готовить. А потом пришёл оператор Дима и всех накормил», – вспоминает Алёна.

В нынешнем арктическом путешествии мороз доходил до -40 градусов. Фото: Из личного архива

Чего хотят полярники?

«В походе нет места слабости. В эту экспедицию специально отбирали выносливых ребят, никто не ныл, что хочет домой. Были понятные желания: помыться или поесть, но все хотели прежде дойти до полюса. А иначе для чего тогда мы вообще туда пошли?» – рассказывает о своих желаниях Никита. Алёна вспоминает, как однажды Павел Астахов проводил тест: на вопрос, что бы вы хотели сделать прямо сейчас, нужно было выбрать три варианта ответов из десяти. Для девушки на первом месте был полюс, на втором – ванна, а на третьем – поездка в Париж. Затем детский правозащитник выбрал тройку самых популярных ответов: дойти до полюса, вылечить обморозившегося Ахурамазда и помыться в ванной.

Приключения полярников закончились, но воспоминания не покидают. То и дело в голове всплывают арктические картинки: ребята тянут сани, держат палатку, которую сносит ветер, вырезают надпись из ледяных букв… Сейчас у ребят своя дорога, своя цель: Никита собирается переходить в 10 класс, чтобы потом поступить в военную академию, а Алёна планирует поступить в училище олимпийского резерва и продолжить заниматься лыжным спортом.

180 километров по льдам преодолела команда за 8 дней. Фото: Из личного архива

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах