Примерное время чтения: 9 минут
102

Лучший подарок - найти друга. Успешные люди часто выходцы из детдома

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. АиФ в Кузбассе №45 09/11/2022
Общение с детьми требует времени и сил.
Общение с детьми требует времени и сил. / Олег Копланов / личный архив

«Я хочу снизить подростковую преступность на территории Кузбасса. И я не хочу, чтобы дети, вышедшие из детских домов, стали беспризорниками, наркоманами и алкоголиками», — говорит руководитель социального проекта «Белая птица» Олег Копланов. Вместе с единомышленниками он ездит по детским домам области и верит, что вместе они смогут сформировать здоровое поколение.

Научить, а не только развлечь

Анна Городкова, kuzbass.aif.ru: Олег, что такое «Белая птица»? Какова ее миссия?

Олег Копланов: Сначала это была группа людей, которая ездит по детским домам пообщаться и повеселиться, сейчас же это социальный проект, по которому мы пишем гранты и который хотим развивать в других городах. Начиналось всё с того, что несколько лет назад я начал ездить с подругой по детским больницам и играть с маленькими пациентами. Сначала — по ее приглашению и просто посмотреть, чем она занимается, потом стал предлагать поехать сам.

Долгое время я профессионально играл в хоккей и закончил школу олимпийского резерва в Барнауле, но в 2019 году из-за травмы завязал со спортом, переехал в родной Кузбасс и не знал, куда себя подать. Поступил в юридический институт КемГУ и ещё два года тренировал детей хоккею с шайбой. Через два года окончательно закончив со спортом и вспоминая барнаульские поездки, я собрал команду и создал «Белую птицу». В Кемерове она уже успешно существует год. Так вышло, что я уехал жить в Севастополь и планирую открывать филиал здесь.

— Вы выезжаете в разные детские дома области. Но чем вы отличаетесь от других волонтёров, которые внешне занимаются тем же самым?

— Мы не просто дарим подарки (и вообще дарим их только на праздники), а готовим детей к социальной адаптации. Наши первые поездки были бессистемными — мы выезжали к воспитанникам со сладостями, чтобы познакомиться и развлечь их. Но с 2022 года мы создали адаптационную программу, которую ведём в формате диалога, не просто читая лекции. Конечно, этим занимаются в приютах, но мы хотели увеличить количество полезных мероприятий и разнообразить их. К тому же есть разница между воспитателем и человеком со стороны.

Мы не ездим в учреждения Кемерова и Новокузнецка, а только в муниципалитеты: Белово, Прокопьевский, Топкинский, Тяжинский районы, Юргинский округ. Везде нас воспринимают хорошо: мы приезжаем в детские дома, как к себе домой, где всегда накормят и напоят. За год существования «Птицы» мы выехали 20 раз в семь детских домов, социально реабилитационных центров для несовершеннолетних и приютов и поработали более чем с 250 детьми от 3 до 18 лет.

В детский дом на мотоцикле

— С какими программами вы ездите к ребятам?

— Сначала мы знакомимся с детьми и немного играем, потом делимся на группы в зависимости от возрастной категории и начинаем действовать. Со старшей группой работает юрист, психолог и врач. Медик рассказывает про болезни: что такое СПИД, ВИЧ, как его избежать и т. п. Как правило, дети уже осведомлены, но мы стараемся заполнить пробелы. Во время занятий проводим анкетирование и спрашиваем у ребят, что они знают и чего не знают. По итогу подстраиваемся и даём нужные полезные знания. Юристы рассказывают про административные и уголовные правонарушения и объясняют, что социальные сети, например, уже не совсем личное и что за некоторые публичные высказывания можно получить штраф. Психолог учит бороться со стрессовыми ситуациями и просто контактирует с воспитанниками.

Каждый в сихах исполнить детскую мечту.
Каждый в сихах исполнить детскую мечту. Фото: личный архив/ Олег Копланов

В средней группе мы занимаемся профориентацией и расширяем кругозор детей. У них очень низкие знания о том, какие вообще есть профессии. Сантехник, строитель, парикмахер, сварщик, охранник и водитель — топ тех специальностей, которые они пишут в наших анкетах. С младшей группой занимаемся творчеством: танцами, скорочтением, разговорным жанром, рисованием, лепкой и т. д. За весь год существования «Белой птицы» мы натыкались только на один детский дом, где в общую картину на уроке рисования дети не стали добавлять темные цвета. У нас получился светлый рисунок из жёлтых, синих, голубых и зелёных оттенков.

Желание помогать должно идти изнутри, и для этого должны быть возможности. Это касается не только денег, в большей степени - времени и сил.

В будущем планируем работать с православным фондом «Родные Святыни», который занимается сохранением духовно-нравственным ценностей. Считаю, что никто так, как батюшка, не сможет за полчаса в формате открытого диалога объяснить детям, что такое мужество, самопожертвование и Родина.

— Волонтёры фонда — кто эти люди и чем они занимаются?

— У нас очень разносторонняя команда от 18 до 30 лет, состоящая из студентов и обычных работающих людей. Это юристы, психологи, медики и спортсмены, которые пришли в проект по «сарафанному» радио по зову сердца и остались. Костяк составляет чуть больше 20 человек.

Каждое лето в детские дома с нами выезжают кемеровские мотоциклисты. Один из них сам воспитанник детского дома. Байкеры с удовольствием показывают и рассказывают ребятам про свои мотоциклы, немного катают детей по территории, дают покрутить ручку «газа» и очень радуются, когда наши маленькие подопечные улыбаются.

Волонтёры помогают в работе центра.
Волонтёры помогают в работе центра. Фото: личный архив/ Олег Копланов

Также у нас есть активистка, которая учится со мной в одном институте и преподает танцы, — от нее ещё грудничком отказались родители из-за патологий. Ребёнка усыновили другие люди, все патологии остались в прошлом, и сейчас эта развитая творческая добрая девушка, которая решилась помогать детям.

Мировоззрение меняется

— Известно, что дети из детских домов почти не нуждаются в игрушках и вещах. Что для них, на ваш взгляд, всё-таки самое важное?

— Я изначально не хотел вызывать у детей привычку, что им все должны. Мы не дарим подарки на постоянной основе и делаем это только в праздники.

По словам самих выходцев из детских домов, лучший подарок — найти друга и человека из вне. Общение очень важно. Поэтому мы стараемся говорить с детьми и подавать себя так, чтобы они могли написать нам по важным вопросам в социальных сетях и получить ответы. Есть детские дома, где нет психологов, и дети в них сильно отличаются от тех учреждений, где психологи есть — они зажатые, с ними тяжело найти контакт. Детдома с психологом даже внутри выглядят иначе: в них цветные раскрашенные стены, а комнаты заставлены детскими поделками.

После каждого выезда к нам в друзья добавляется много детей. Когда они нас не знали, часто просили занять денег. Конечно, мы не занимали, потому что деньги чаще всего уходят на сигареты и спиртное, и сами ребята стали воспринимать нас по-другому, не как «спонсоров». Первыми без повода мы им не пишем. Иногда я мониторю страницы подопечных и, если вижу что-то тревожное и нездоровое (допустим, статус в стиле «всех люблю, всем пока»), спрашиваю про дела.

Государство нас не финансирует. Нам помогают спонсоры или благотворители со стороны, которые по своему желанию могут выделить энную сумму на что-то конкретное или просто на нужды проекта.

Мое изначальное восприятие, что ребята из детских домов «тяжёлые», неблагополучные и драчливые, сильно поменялось. Дети из таких учреждений одарённые и стойкие и со временем становятся только крепче. Для меня одни из самых успешных людей — это именно выходцы из детдомов.

— Вы руководитель благотворительной организации. Насколько тяжело им быть сейчас в период военных действий и экономического кризиса?

— Мы не ощутили изменений. Государство нас не финансирует. Нам помогают спонсоры или благотворители со стороны, которые по своему желанию могут выделить энную сумму на что-то конкретное или просто на нужды проекта.

Чаще всего на пожертвованные кем-то деньги мы покупаем детям предметы личной гигиены, развивающие игрушки, сладости и одежду, а также упаковку и красивую обёртку для этого всего.

— Почему, как вы считаете, одни люди помогают, а другие нет? Одни едут в детский дом играть с детьми, а другие делают вид, что проблемы не существует?

— Потому что многие относятся к благотворительности скептически. Ещё пару лет назад на улицах было много попрошаек, большинство из которых просто «зарабатывало» деньги для кого-то другого. Также часто в интернете можно наткнуться на мошенников, которые ведут сборы больным детям. Думаю, в какой-то момент это всё убило в людях желание помогать.

Когда я только начинал зарабатывать, то много денег спускал на благотворительность, за что меня часто ругали родители. Считаю, что это самое желание помогать должно идти только изнутри, внешней чужой мотивации недостаточно. И, конечно, должна быть возможность помогать и это касается не сколько денег, столько времени и сил.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах