aif.ru counter
142

Где пригодишься? Краевед – о корнях, грязном снеге и любви к родине

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 11 11/03/2015 Сюжет Туризм в Кузбассе
Кузбасские контрасты заставляют нас одновременно и любить наш край, и переживать за его будущее.
Кузбасские контрасты заставляют нас одновременно и любить наш край, и переживать за его будущее. © / Анна Иванова / АиФ

«Человек, живущий в европейской части России, выходя из вагона поезда, наступает на перрон, а не катится кубарем вниз. Но Сибирь до сих пор находится в первородном освоении, до сих пор есть деревни без электричества и дорог. Люди видят, что где-то живётся комфортнее, и перебираются в лучшие условия», – размышляет о причинах миграции кандидат педагогических наук, краевед Сергей Тивяков.

В ожидании переезда

– Население Кемеровской области с каждым годом сокращается. Так, в прошлом году кузбассовцев стало меньше на 9 тыс. человек, из них большая часть – 5314 человек – приходится на миграционную убыль. А ведь в нашей истории были такие времена, когда люди эшелонами переезжали в Кузбасс. Сергей Дмитриевич, чем привлекала наша область людей?

– Были разные периоды миграции. Скажем, до революции крестьяне ехали сюда за землёй, в 30-е гг. в Сталинск переселяли раскулаченных спецпереселенцев. Кто-то, как я в 1957 г., ехал в город получать образование. Тогда я думал так: поступлю в пединститут – буду учиться, не поступлю – пойду работать на Запсиб. Однажды я стал свидетелем того, как за один день в сентябре 1959 г. население Кузбасса пополнилось на 10 тыс. человек. Тогда в Сталинск с Дальнего Востока прибыли эшелоны демобилизованных солдат на строительство ЗСМК.

Т. е. одни ехали сюда за образованием, другие – за работой и жильём. Многие осели здесь, для них Кузбасс стал родным. Например, мой сосед по даче родом с Украины, его жена – из Нижнего Новгорода. Они познакомились на строительстве ЗСМК, поженились, родили детей. Сейчас в их доме собирается больше полутора десятков близких родственников, детей и внуков. Они держатся друг за друга и не планируют никуда возвращаться. А кого-то по-прежнему притягивают родственные связи. Одна из моих бывших студенток недавно рассказала, что нашла родственников в Канаде. Говорит, что с тех пор её душа тянется туда, где обосновался её семейный клан.

– Что ещё ищут кузбассовцы в других краях? Более выгодную работу, дешёвые продукты, комфортное жильё?

– Я однажды задался вопросом: как формировалось население Кемеровской области? Например, моя бабушка приехала сюда из Тамбовской губернии, дед – из Орловской. Какова роль Центрально-Чернозёмного района в формировании Кузбасса? До революции там был избыток населения и нехватка земли. Здесь, в Сибири, – наоборот, поэтому люди перебирались сюда, получали землю. А сейчас мы наблюдаем обратный процесс: их потомки переезжают с востока на запад. В тех областях работают промышленные предприятия. И кузбассовцы, получившие здесь техническое образование и опыт, потянулись в европейскую часть России. Наш театр был на гастролях в Старом Осколе, собрал аншлаг, т. к. в городе проживает больше 40 тыс. новокузнечан.

Помимо работы их привлекает климат. Один знакомый, который нашёл себя там как специалист, признался мне: «Я всю зиму здесь хожу в осеннем пальто, т. е. экономлю на зимней одежде, на продуктах». Я выступал с докладом о миграции на научной конференции в Воронеже, аналогичное исследование провёл преподаватель Воронежского университета, и наши выводы совпали. Т. е. выходцев из Кузбасса европейская часть России привлекает климатом, работой, там они чувствуют себя востребованными.

Ещё одна причина – развитость инфраструктуры: люди ищут места с более комфортными условиями проживания, чем здесь. В советские годы к нам приезжала учёный-ботаник из Одессы изучать липовый остров. Она ехала на поезде, выходила на станции Подкатунь. Когда спускалась по ступенькам вагона, уцепилась за поручни, ноги до земли не достали, и она скатилась под откос, т. к. перрон не был обустроен. Подобные мелочи говорят о том, что Сибирь до сих пор находится в первородном освоении. Сделали первый шаг – построили железную дорогу, а дальше до ума так и не довели, не благоустроили. Люди видят, что где-то живётся комфортнее, и перебираются туда, в лучшие условия.

Атмосферные загрязнения не могут перевалить за хребты Алатау, поэтому воздух здесь чистый. Фото: АиФ/ Анна Иванова

О городе-саде

– В последние годы каждое лето мы наблюдаем новую волну миграции – уезжают выпускники. Если в 2010 г. из области за её пределы выехали 19,7% выпускников школ, то в 2013 году – 29%, а некоторые города теряют по 40-60% вчерашних одиннадцатиклассников.

– В прошлые годы те вузы, которые были в Новокузнецке, не удовлетворяли всем потребностям выпускников, молодёжь переезжала в Томск и Новосибирск. Сейчас ещё хуже: практически негде учиться. Педакадемия стала филиалом, бюджетные места сокращаются. Из 15-ти филиалов, что были в городе, осталось семь, да и у тех зыбкое положение, в любой момент их могут закрыть (с 2012 по 2014 гг. количество вузов в Кузбассе сократилось с 47 до 38. – Прим. ред.). Решение проблемы оттока молодёжи лежит на поверхности: если будут разнообразные возможности для получения образования, то больше выпускников останется в городе.

– Люди уезжают за чем-то – за работой, образованием, комфортом… А есть среди причин переезда такая, что заставляет уезжать отсюда? От чего бегут кузбассовцы?

– Разумеется, многих волнует состояние экологии в области и то, как она влияет на здоровье населения. В 1995 г. с группой географов я участвовал в составлении экологической карты Кузбасса. По космическим снимкам мы определили территорию загрязнённости снежного покрова. Практически все города попали в эту зону, за исключением северо-востока, Горной Шории и Кузнецкого Алатау. Все атмосферные выбросы у нас в основном высокотемпературные. Допустим, труба ТЭЦ Запсиба высотой 250 м, ещё на 500 м горячий воздух поднимается вверх, там остывает и разносится по окрестностям. Но горные хребты Алатау и Шории достигают полутора километров в высоту, поэтому атмосферные загрязнения не могут перевалить через них, и эта территория остаётся экологически чистой.Или, например, все видели дымную шапку над Новокузнецком.

Это значит, что дети круглый год недополучают полезную солнечную радиацию, и их нужно обязательно вывозить на отдых за город. Посмотрел я как-то с высоты окрестных гор на Новокузнецк и написал такие строки: «На склоны ложится железная пыль. Город-сад не сложился – это горькая быль». И, конечно, экологические проблемы наших городов становятся причиной того, что люди уезжают отсюда. Но я убеждён: надо не уезжать, а оставаться и делать всё для того, чтобы наш край стал более привлекательным. Исправляйте негатив, создавайте условия для лучшей жизни. Никто не приедет и не сделает лучше, чем мы сами. Наши предки пришли сюда, обустроили землю. И завещали нам жить, работать, любить этот край.

В Кузбассе осталось еще много нетронутых мест. Фото: АиФ/ Анна Иванова

– Как полюбить лунные ландшафты, грязный снег и дымные шапки?

– У нас осталось немало красивых мест, не всё ещё вытоптано и перерыто. Любовь к родине рождается не от красивого рассказа о ней, а в деятельности. Я с раннего детства водил своих детей по окрестностям Новокузнецка. В итоге дочь стала экологом, т. к. она чувствует себя частью родной земли и хотела дальше заботиться о ней. Такие же походы я устраивал и для студентов. Мы находили заросшие родники, чистили их. Однажды в окрестностях Новокузнецка нашли место, где растёт уникальной красоты крупноцветковый венерин башмачок, он расцветает на 16-й год жизни.

Увидев такие уголки нетронутой природы, студенты чувствуют свою причастность к их сохранению. Через постижение проблемы воспитывается крепкая глубокая любовь к родной земле. Став педагогами, они передадут эту любовь ученикам. И, возможно, в будущем кто-то из них, открывая в Кузбассе новое производство, задумается, как не навредить родной земле. А другие вернутся к начатому предками и возьмутся за создание уютного, комфортного, пригодного места для жизни – города-сада.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах