aif.ru counter
180

Дорога к богу. Сельчанин строит храм, явившийся ему во сне

Шорец-энтузиаст три года воплощает свой сон

«Земля Золотой Шории приветствует вас» - написано над воротами храма.
«Земля Золотой Шории приветствует вас» - написано над воротами храма. © / Инна Меняйлова / АиФ

В 30 км от Таштагола около деревни Средние Кичи по дороге на Усть-Кабырзу можно увидеть необычное строение, с виду очень напоминающее храм. Тэгрэм – Дом Бога – именно так зовёт его создатель Александр Тудегешев. Строение приснилось ему во сне. Александра давно окрестили шаманом, хотя себя он таковым не считает и хочет построить обрядовое место для своего шорского народа. В гостях у Александра Тудегешева побывала корреспондент «АиФ – Кузбасс».

Пророческий сон

Александр Тудегешев

Александр родился и вырос здесь, в Средних Кичах. Его воспитывала бабушка, которая привила любовь к шорской культуре и родному языку. По словам Александра, с самых ранних лет он чувствовал, что не такой, как все. «Я часто боялся спать, - рассказывает Александр, - мне снились странные сны, как я воюю с чертями, часто просыпался от ощущения, что меня кто-то давит, какая-то непонятная сила мучила меня. Посторонние люди мне постоянно говорили, что меня ждёт большое будущее…» Однако Александр в это не верил, окончил школу, поступил учиться в пединститут, но не доучился, вернулся в родной край, а однажды увидел странный сон. «Я увидел родник, красивое место и храм, в котором я читаю молитвы на шорском языке, молюсь за шорский народ.

И кто-то говорит мне: «Ты должен построить этот храм – место, где твой народ будет молиться своим богам, искупать грехи». Место он узнал сразу – около известного святого шорского источника, где всегда многолюдно, проезжающие и местные с удовольствием набирают там чистую воду. Много лет он вынашивал идею строительства храма. Для этого нужны были деньги. Александр развёл домашнее хозяйство, а деньги от продажи продукции стал собирать на строительство. Заготавливал он и кедровый орех. Когда была собрана нужная сумма, Александр купил сруб и приступил к строительству. «В основном, строю один, - признается Александр. - Иногда помогают жители посёлка. Здоровья на стройке оставил много - и спину срывал, и болел тяжело, и без сил падал, и опустошённость чувствовал. Храм забирает у меня очень много сил не только физических, но и душевных…» Александр не только возводит стены, купола храма (а их девять, как девять небес), из дерева он вырезал удивительную композицию, в центре которой находится бог Кудай (верховный бог в тюркской мифологии – прим. авт.), а вокруг него четыре бога – Земли, Ветра, Огня и Воды. А на фасаде храма он сам нарисовал огненного орла!

На фасаде храма красуется огненный орел.
На фасаде храма красуется огненный орел. Фото: АиФ/ Инна Меняйлова

По словам Александра, на строительство ушло уже очень много денег. Строит он его на пожертвования и на то, что заработает сам: «Пожертвований собираю примерно от 50 до 200 рублей, и то не каждый день. Однажды кто-то положил сразу 5 тысяч! Всего за три года вышло около 15 тысяч. Помогают и местные власти - выделили на строительство 50 тысяч рублей».

Откуда храмы у шорцев?

Внутри, безусловно, никакой православной атрибутики - в центре бог Кудай. Пока мы беседовали с Александром, поток людей не прекращался - проезжающие мимо туристы с большим интересом останавливались около храма и делали разные предположения - церковь, местный музей, магазин сувениров… А сам Тудегешев объясняет: «Давным-давно существовала проторелигия, у разных народов она приобретала разные формы. У тюрков (шорцы относятся к этой группе – прим.авт.) это было тенгрианство. У них были и свои храмы, молитвы, иконы и даже кресты и колокола! Со временем проторелигии были искажены и в неизменном виде почти что не сохранились». Его тэгрэм - это обращение к истокам, к тому, что уже было.

По словам Александра, на строительство ушло уже очень много денег.
По словам Александра, на строительство ушло уже очень много денег. Фото: АиФ/ Инна Меняйлова

Очень интересна история появления орла на фасаде тэгрэма. «Есть у меня один знакомый шорец, - рассказывает Александр, - он никогда обычаи наши не почитал, да и в богов сроду не верил, пока однажды с ним не случилась беда - он пролежал несколько дней в коме. А когда чудом выкарабкался, рассказал мне о том, что, будучи в коме, увидел огромного огненного Орла, который стал рассказывать ему историю шорского народа: от расцвета до падения. Огненный Орёл назвал себя хранителем рода и решил взять нас под своё крыло и оберегать до тех пор, пока мы вновь через веру не наберём прежней силы. А поскольку я возвожу шорский храм, он попросил передать мне это пожелание - нарисовать орла на фасаде».

Я не шаман

Александра все давно называют шаманом. За то, что обряды традиционные проводит, умеет и тучи порой разогнать, болезнь и смерть предсказывает. Есть у него и свой сделанный собственноручно из шкуры медведя бубен, и сшитый им же самим шаманский наряд. Да и после общения с ним понимаешь, что есть в нём что-то не от мира сего, сила какая-то природная, сопоставимая со стихией. Однако он шаманом себя не считает. «Я чувствую, что у меня есть сила и свой путь, но я к нему ещё иду. Ходил я и к последней шаманке нашей Акулине Куспековой, она предрекла мне большое будущее. Говорила об этом же и моя бабушка перед смертью. Моё время ещё придёт».

Сам Александр себя шаманом не считает, хотя многие говорили ему, что его ждет большое будущее.
Сам Александр себя шаманом не считает, хотя многие говорили ему, что его ждет большое будущее. Фото: АиФ/ Инна Меняйлова

Александра можно считать чудаком, обвинять в том, что он не знает шорские традиции, но его можно просто уважать за то, что он практически один в течение уже трёх лет строит храм, который, по его мнению, будет способствовать возрождению шорской культуры, традиции и веры. И пусть не всё соответствует исконной традиции, но цель его очень благородна: «У каждого свой путь, моё предназначение - построить храм. Бог дал религию каждому народу. И все они направлены на любовь. Народ наш тоже по-своему любил и прославлял Бога. Я тоже хочу это делать в храме и помогать всем, кто в него придёт, жить в мире и согласии. Мой храм не только для шорцев, он для всех, кто хочет его посетить».

Как «идут» к корням?
Профессор, доктор исторических наук, заведующий кафедрой этнологии исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Дмитрий Функ: Феномен возрождения религий, о которых ничего или почти ничего не известно, широко распространён во всем мире. В переломные для того или иного народа периоды обязательно появляется некий мессия, ломающий известные (или забытые) каноны и создающий новые. Тенгрианство – одна из таких религий, о которой, если обратиться к дневнетюрским письменным памятникам VI-X веков, ничего не известно (за исключением, может быть, пары-тройки скупых упоминаний об обращении мольбы к Небесам). Это позволяет желающим писать целые тома о тенгрианстве, создавая таким образом эклектичный феномен в соответствии с собственными ощущениями и познаниями в области истории религии. Безусловно, создаваемый в Средних Кичах храм – новое для шорской культуры явление, но это не означает, что этот храм не нужен, что он неправильный или ещё какой-то с отрицанием «не». Если он будет принят людьми, то, видимо, его создатель правильно «прочитал» пришедшее ему во сне послание. Собственно говоря, сам факт получения призвания или пророчества во сне - это вполне традиционный мотив шорской культуры: так получали свой дар и шаманы, и сказители, так порой получали они указания о форме того музыкального инструмента, которым им предстоит владеть, так «слушали» новые сказания, которые затем рассказывали своим односельчанам … И с этой точки зрения история Александра Тудегешева вполне традиционна.

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Газета Газета

Самое интересное в регионах
Роскачество