Примерное время чтения: 12 минут
210

«Эмоции – плохой советчик». Следователь – о работе в режиме нон-стоп

Расследование преступления – ответственная и кропотливая работа.
Расследование преступления – ответственная и кропотливая работа. СУ СК РФ по Кемеровской области

25 июля в России отмечается День сотрудника органов следствия. Правда ли, что следователи почти не спят и на их лицах совсем нет эмоций? Как «разговорить» подозреваемого?

Заместитель руководителя следственного отдела по Кировскому району Кемерова регионального СУ СК Евгений Ватутин рассказал несколько фактов о своей работе.

«С корабля на бал»

– Иногда студенты становятся так называемыми «общественными помощниками» для следователей. Приходят в Следственный комитет, выполняют посильную работу, набираются знаний и первого опыта. Евгений Александрович, а вы как попали в ведомство?

– Путь в профессию был достаточно долог и тернист. Желание стать следователем появилось ещё в школе: как и многие зачитывался детективной литературой. Кроме того, если кто помнит, был такой документальный цикл «Криминальная Россия», он тоже сыграл определённую роль в выборе профессии. Следственного комитета как самостоятельного органа тогда не существовало, поэтому место своей будущей работы видел в тогда ещё «прокурорском» следствии.

Когда наступила тяжёлая пора вступительных экзаменов, а тогда их сдавали дважды – в школе выпускные и в ВУЗе вступительные, на бюджетное место юрфака не хватило несколько баллов. Поэтому пошёл на исторический факультет и благополучно там отучился положенные пять лет. Кстати, абсолютно об этом не жалею, очень в жизни помогает.

Профессия сложная, беспокойная, связана с нервными и физическими перегрузками.
Профессия сложная, беспокойная, связана с нервными и физическими перегрузками. Фото: Следственный комитет РФ

На четвёртом курсе поступил на второе высшее, и в 2014 году получил желанный диплом юриста. Пока доучивался на юрфаке, в течении трёх лет прослужил в органах Федеральной таможенной службы. В 2015 году реализовал то, к чему шёл очень долго – стал следователем. И через несколько дней уже вышел на работу.

Профессию «на вкус» попробовал с первых дней. В отделе, куда я пришёл работать, тогда была сложная ситуация – коллектив молодой, много неаттестованных следователей, руководитель недавно назначенный, да и дел достаточно много, поэтому времени «на раскачку» не было вообще, так сказать «с корабля на бал».

– Каким было ваше первое уголовное дело?

– Мне поручили сразу несколько дел. Наиболее запомнившиеся два из них, оба о причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего. В первом случае молодой парень забил нового мужа своей бывшей сожительницы. Женщина никак не могла выбрать, с кем бы хотела быть, металась между ними, «не отпуская» ни того, ни другого. Всё вылилось в трагедию.

Второе было в отношении мужчины, жертвой которого стала собственная мать, с которой жил обвиняемый. Причиной конфликта послужили вполне обоснованные претензии пожилой женщины к своему сыну, что тот нигде не работает, пьёт и пропивает её пенсию. Орудием преступления явилась трость погибшей. После того рокового удара сын попытался представить всё как падение с высоты собственного роста, для чего сам вызвал «скорую помощь» и полицию.

В профессию я пришёл уже достаточно зрелым человеком, поэтому иллюзий, что будет, как в кино или книгах, не питал.

– Какие были ожидания от работы и что увидели в итоге?

– В профессию я пришёл уже достаточно зрелым человеком, поэтому иллюзий, что будет, как в кино или книгах, не питал. Понимал, что профессия сложная, беспокойная, связана с нервными и физическими перегрузками, поэтому в принципе те проблемы и трудности, с которыми столкнулся, были вполне ожидаемы.

Считаю свой выбор правильным. Эту профессию любить надо, иначе ничего не получится. Я вот люблю, поэтому и трудности не пугают, и неудачи воспринимаются легче. Хотя, конечно, и тяжело бывает, как в старом анекдоте: «как пожар, так хоть увольняйся», а потом подумаешь – это твой выбор, сколько ты к этой мечте шёл? Вот и долой хандру, встал и пошёл.

Если что-то серьёзное случается, то следующие несколько суток следователь практически живёт на работе.
Если что-то серьёзное случается, то следующие несколько суток следователь практически живёт на работе. Фото: СУ СК РФ по Кемеровской области

Как управлять временем?

– Недавно слышала такую фразу «приезжали следователи из Следственного комитета. Работали всю ночь, утро и следующий день, они спят вообще?» Как справляетесь с «перегрузками» и привыкаете к режиму?

– Если честно, то самое сложное – планировать своё рабочее время. Я научился управлять им, наверное, только на третьем году службы. Когда совладал со временем, тогда начинаешь всё успевать, остаётся минута и на семью, и на хобби.

В первый год-два ритм был, конечно, сумасшедший. На работе «горели», могли до часу-двух ночи там находиться, а утром в восемь-девять уже снова на месте. Если какое-то происшествие серьёзное, то все работают, вне зависимости дежурит человек или нет, при чём никто никого не заставлял, сами просились в группу.

Составляющая профессионализма – контроль над эмоциями.

После трёх лет стало легче, научился планировать, распределять время и определять первоочередные задачи. Правда, бывают периоды, когда работа «наваливается» и ни на что другое не хватает времени.

Если что-то серьёзное случается, то следующие несколько суток следователь практически живёт на работе. Осмотры, допросы, опера информацию добывают, криминалисты в отдел едут с «умной» и сложной техникой, версии отрабатываются и т.д. Особенно если дело изначально «фактовое». Поэтому уехав на происшествие можно «застрять» и на неделю, но к этому со временем привыкаешь.

Все дела в работе следователя запоминающиеся.
Все дела в работе следователя запоминающиеся. Фото: Следственный комитет по Калининградской области

Кстати, у многих моих коллег есть увлечения. Не всегда на них, конечно, хватает времени. У меня тоже есть: я занимаюсь генеалогией, историей своей семьи. Сложно, хлопотно и затратно, конечно, но очень интересно. Первое образование помогает: знаю, как с архивами работать, где и что искать. Ещё одно увлечение – книги, библиотеку вполне приличную собрал. Из активного отдыха – рыбалка, иногда охота, под настроение и в хорошей компании.

– Ещё говорят, что у следователей, когда они работают, на лице совсем нет эмоций. Это правда? Где учат держать свои чувства при себе?

– Сдерживать эмоции – самое трудное. Люди разные бывают, со своими характерами и отношением к «органам». Всегда стараешься себя в руках держать, даже когда тебе хамят, провоцируют на ответное хамство – главное сдержаться, не опуститься на тот же уровень. Нужно уметь к человеку найти подход, где-то выслушать и посочувствовать, где-то наоборот построжиться.

Эмоции вообще в нашем деле плохой советчик. Бывает, обвиняемый – отпетый злодей, и преступления, которые он совершил, за гранью добра и зла, а тебе нужно его к себе расположить, найти в нём что-то человеческое, поговорить с ним на отвлечённые темы, где-то даже похвалить. Тогда и он тебе откроется, начинает рассказывать и о совершённых преступлениях, и о том, почему он их совершил. Со временем учишься этому – спокойно на всё реагировать, включать разум. Наверное, это тоже составляющая профессионализма – контроль над эмоциями.

– Какое дело из практики запомнилось больше всего?

– Запоминающихся дел у каждого следователя достаточно много. В принципе все свои дела помню. Одно из первых и, наверное, из самых запоминающихся – убийство гражданина «А». Днём во дворе жилого дома обнаружили тело мужчины с ножевым ранением, причина смерти – острая кровопотеря. Смерть практически мгновенная, буквально несколько минут. Место происшествия – скамейка во дворе жилого дома, на ней несколько пустых водочных бутылок. Пока я и эксперты осматривали место происшествия, опера провели поквартирный обход и выяснили, что наш погибший выпивал вместе с двумя товарищами, практически с раннего утра, на этой самой скамеечке. Однако ни их примет, ни более-менее толкового описания никто не мог дать.

Сдерживать эмоции – самое трудное.

Решили расширить круг поиска, и одна из жительниц соседнего дома сообщила, что один из мужчин был хромой и пошёл в один из подъездов того дома, где было обнаружено тело. Личность установили: ранее судимый «Б.». По его словам, он, потерпевший и приятель последнего выпивали во дворе его дома. Товарищи пришли к нему уже выпившие, он вынес закуску, они распили бутылку, после чего «Б» ушёл, а погибший и его приятель остались на лавочке.

«Б» охотно описал приятеля погибшего. Мы установили его личность, им оказался местный житель «С», который пояснил, что он и погибший, действительно, пришли к «Б», который вынес закуску, и они втроём стали выпивать. Спустя некоторое время «С» захотел в туалет и отошёл от лавочки, пройдя несколько метров он обернулся и увидел, как «Б» подходит к своему подъезду, а потерпевший падает недалеко от лавочки. С. подошёл к приятелю и увидел, что тот скончался, решил скрыться с места происшествия. Свою причастность к убийству каждый отрицал и стоял на своей версии.

Решили осмотреть жилище каждого. «С» проживал от места убийства достаточно далеко, был задержан в том же районе. За столь короткий период времени добраться до дома и обратно он не мог, поэтому решили первоначально осмотреть жилище «Б». Он жил один, квартира была съёмная. На входной двери, а также в ванной, кухне и туалете нашли небольшие пятна, похожие на кровь. Но вот кому она принадлежит было не понятно, на этот счёт могли высказаться только эксперты.

В это время вторая группа – оперативники уголовного розыска и участковые – проводили повторный обход этого дома и двух расположенных рядом. Они нашли свидетельницу, которая видела, как во дворе соседнего дома стояли «хромой» и его приятель (по описанию одежды – наш потерпевший), в какой-то момент «хромой» быстрым шагом пошёл к подъезду, а второй мужчина упал рядом с лавочкой. Таким образом свидетельница опровергала версию «Б» о том, что потерпевший и С. остались вдвоём. Однако женщина не могла сказать, наносил ли «Б» удар. К тому же орудие убийства – нож – не был найден.

Иногда работа наваливается, и тогда приходится задерживаться.
Иногда работа наваливается, и тогда приходится задерживаться. Фото: Следственный комитет России

«Б» задержали по подозрению в убийстве на 48 часов. Через этот срок я должен был либо предъявить ему обвинение и представить в суд для избрания меры пресечения, либо освободить из-под стражи.  В срочном порядке на генетическую экспертизу направили все следы, которые изъяли в жилище «Б», сотрудники уголовного розыска провели ещё один обход в домах. На этот раз точечно обходи те квартиры, где никого не было при первых двух обходах, свидетелю «С» провели проверку показаний, в ходе которой он воспроизвёл все события того утра.

В ходе дополнительного обхода установили ещё одного жителя дома – очевидца событий, который не только подтвердил слова «С» о том, что «Б» и потерпевший остались вдвоём, но и то, что в тот момент никого больше во дворе не было. Таким образом, у нас имелся весь спектр косвенных доказательств виновности подозреваемого.

Эту профессию любить надо, иначе ничего не получится.

К обеду следующих суток получили предварительные данные генетической экспертизы, которая показала, что в одном из мазков, изъятом на ручке входной двери в квартиру «Б» была обнаружена кровь, которая принадлежала потерпевшему. При этом изначально «Б» утверждал, что тот никогда у него дома не был. Таким образом у нас появилось прямое доказательство вины «Б». Ему было предъявлено обвинение, суд избрал меру пресечения в виде заключения под стражу.

Отмечу, вину свою мужчина не признал, со следствием не сотрудничал. Собранные по уголовному делу доказательства суд признал достаточными для вынесения «Б» обвинительного приговора, его приговорили девяти с половиной годам лишениям свободы.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах