Примерное время чтения: 11 минут
217

Пуговки-мамы. Что в семье держится на женщине, кроме домашнего уюта?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47. АиФ в Кузбассе №47 23/11/2022
Нет того, чего не выдержит мать.
Нет того, чего не выдержит мать. pixabay.com

Этот вопрос в преддверии праздника - всероссийского дня матери kuzbass.aif.ru задал жительницам Кузбасса. Выбрали респондентов с разным социальным положением, но объединяет их одно - все они мамы.

Бухгалтер и завхоз

Воспитатель Оксана Денеко, 44 года, мама 24-летней Зои и 13-летнего Тимофея.

Быть мамой для своих детей, имея такую профессию, сложно, так как знаешь, как должно быть правильно с педагогической точки зрения. Во мне всё время происходит борьба: сделать как правильно, или сделать как мама.

За воспитание своих детей ты отвечаешь только перед своей совестью. И успокаиваешь её тем, что каким бы ни был твой ребёнок, ты же всё равно будешь его любить. И оправдываешь себя: сегодня я так устала, и объяснять ему, что он сделал неправильно, нет сил.

Оксана для своих детей не только  мама, но и мудрый друг.
Оксана для своих детей не только мама, но и мудрый друг. Фото: личный архив/ Оксана Денеко

На работе такого позволить нельзя! За воспитание детей в саду ты отвечаешь перед ними и их родителями: какие принципы и понятия мы в них вложили? Какими людьми они вырастут? Тому ли мы научили?

Думаю, как и в любой другой семье, на мне держаться все мелочи, из которых складывается основа. Оплата ипотеки из общего бюджета, услуг ЖЭКа, Интернета и телефонов, школьного питания, запись к врачу и заполнение всевозможных квитанций, проверка уроков, связи с общественностью (соседи, родительские собрания) и выбор подарков родственникам. Я судья, подсудимая и последняя инстанция в одном лице, бухгалтер и завхоз.

Сложно принять, что твой ребенок — это всё-таки другой человек. Он твой, твоя кровь и плоть, он похож на тебя, но он другой. Иногда ты читаешь его мысли, а иногда он пугает совершенно незнакомой стороной характера.

С этим приходится мириться и подстраиваться именно тебе, ведь ты то уже взрослый, сформировавшийся человек, а он только учится жить. И если жестко искоренять черты ребёнка, которые не устраивают, то либо он закроется в себе, и отношения никогда не станут тёплыми и доверительными, либо сломается. Поэтому приходится быть твёрдой и гибкой одновременно.

Сложность также в том, что дети уверены, что они уже всё знают и понимают. Мир для них чёрно-белый. Со старшей дочерью я сделала вывод, что нужно время, чтобы ребёнок «прожил» свою ошибку, неудачу и сам попросил помощи. Да, долго ждать. Да, больно смотреть. Но по-другому у нас не получилось понять друг друга в такие моменты. Хочу верить, что и сыном этот метод тоже сработает.

Оставаться взрослым мудрым другом для своих детей, к которому бы они не побоялись подойти с любым вопросом и с которым можно радоваться радостям и огорчаться неудачам.

Самое важное для меня в самой себе — это уметь находить радость и удовольствие во всём, что я делаю в жизни. Хотеть чего-то хотеть. Уметь иногда отделить себя от роли мамы и ненадолго стать просто женщиной. Уметь остаться самой собой. Не превратиться в «яжемать», ведь дети — гости в нашем доме. Если нет другой цели, кроме посвящения жизни детям, то с их уходом она остановится и потеряет смысл. Надо уметь отпускать взрослых детей. И я надеюсь, у меня это получится.

Новая традиция

Фотограф Мария Моргунова, 30 лет, мама приёмной 8-летней Маши.

Я не могу дать точный ответ, отличается ли жизнь и чувства приёмной мамы от родной, потому что своих детей у меня нет. Маша попала к нам, когда ей было шесть – это уже довольно взрослый человек, она знает, что родилась не у нас, но при этом всё равно считает нас родителями, называет мамой и папой. Мне кажется, она не переживает о том, что живёт не с родными. Но не сомневаюсь, что у нас будут об этом разговоры, когда она станет старше и задумается.

В семье с появлением ребёнка появились новые традиции.
В семье с появлением ребёнка появились новые традиции. Фото: личный архив/ Мария Моргунова

Сначала было очень сложно и нам, и ей: мы привыкали жить с новым человеком, а Маша училась жить по другим правилам, училась самостоятельности, чтению, счёту, знакомилась с детьми в новом детском саду.

Ребёнок требовал и до сих пор требует очень много внимания — постоянно подходит на что-то пожаловаться, что-то спросить, поделиться наблюдениями и так по кругу. Нужно постоянно напоминать об одном и том же — что надо убрать свои вещи, мыть за собой посуду после еды, чистить зубы и так далее. Хотя мамы одноклассников Маши говорят, что у всех детей то же самое, с возрастом пройдёт.

Я каждый день вижу Машу, говорю с ней, вроде бы всё одно и то же. Но когда я смотрю фотографии или видео двухлетней давности, вижу, как сильно всё поменялось — из малышки с наивным лицом она превращается в девочку, которая всё больше понимает, знает и умеет. Раньше она заикалась, не проговаривала многие буквы, но мы это исправили.

Маша очень любит проводить время с нами, соглашается на все предложения: погулять, пофотографироваться, поехать в поход, поиграть в салон красоты, почитать вслух, помочь приготовить — очень контактный ребёнок. С её появлением у нас появилась новая традиция — каждый сезон печатать семейный фотоальбом. Я придумываю съёмки, и мы едем с Машей фотографироваться специально для нового альбомчика: на Новый год в студии в красивом платье, весной в цветущих яблонях, летом на море, осенью кормим уточек на озере. В прошлом году я снимала, как Маша с папой украшали ёлочку на улице, и это одна из моих любимых съёмок, а провели мы их уже много.

Мне очень важна поддержка мужа, и я за неё ему сильно благодарна.

Даже если я поступаю неправильно по отношению к Маше, перегибаю палку, требую с неё строго, он относится с пониманием. Не устраивает скандалы, не учит, а просто разговаривает со мной, мы решаем, как дальше быть в подобных ситуациях.

Учиться ходить на голове

Педагог допобразования Татьяна Тимофеева, 37 лет, мама 8-летней Даши с умственной отсталостью лёгкой степени и 5-летнего Серёжи с задержкой психоречевого развития.

С появлением ребёнка с особенностями развития полностью меняется жизнь. Если ты не умеешь ходить на голове, то должна научиться. Я не чувствую себя полноценной мамой, и как бы не говорили, что нужно принять всё и жить дальше, у меня не получается. В глубине души остаётся непонимание.

Сложно принять ребёнка таким, какой он есть.
Сложно принять ребёнка таким, какой он есть. Фото: личный архив/ Татьяна Тимофеева

Я не знаю, как проходит день у других родителей, но мои дни — это дни борьбы за развитие детей, чтобы в будущем им было проще. Ты привыкаешь жить при бешеном ритме, и кажется — это норма. Иногда успокаивает, что у меня не такие сложные детки, как у некоторых с ДЦП, аутизмом, атрофией, но и сказать, что мне повезло, я тоже не могу.

Чтобы совсем не раскисать, я стараюсь больше общаться, развиваться, двигаться.

Муж сказал, что жена — это шея, а муж — голова. Но в нашей семье я шея и ещё часть головы…

У нас всё держится на поддержке друг друга, взаимопомощи, взаимопонимании. Не могу точно сказать, что именно держится на мне. Я просто человек-двигатель, не могу стоять на месте и, как говорит муж, постоянно усложняю себе жизнь.

Самая большая сложность в моём случае – это принять ребёнка таким, какой он есть, и жить дальше, ведь мир как будто переворачивается. Все планы рушатся, ты становишься другим человеком, который учиться жить заново. Очень сложно было не чувствовать от дочери отдачу. Когда ребёнок не говорит «мама, я тебя люблю» и не разрешает к себе прикасаться, тяжело.

Воспитать человека

Филолог Татьяна Мариненко, 45 лет, мама-одиночка 12-летней Ани.

Материнство сравнимо с опытом исследователя, который не только наблюдает, но и участвует в настоящем эксперименте, когда маленький «комочек чувств» превращается в настоящего умного и самостоятельного человека.

Всегда и везде вместе.
Всегда и везде вместе. Фото: личный архив/ Татьяна Мариненко

В моём случае на мне действительно всё держится. Наша маленькая семья относится к категории неполных. Официально у моего ребёнка нет отца. Воспитание, быт, бюджет, отдых — это всё на моих плечах. Так получилось, что нет даже бабушек-дедушек, поэтому дочь всегда и везде со мной. Приходится выстраивать свою жизнь так, чтобы у неё не было ощущения неполноценности. И работать так, чтобы хватало не только на первоочередные потребности. Чтобы появилась возможность самостоятельно  путешествовать с ребёнком, окончила автошколу, купила машину.

Сложно, но интересно было переживать кризис трёх лет. «Я сама» и «почему» было безобидным у трёхлетки, а вот «я первая» приходилось выдерживать, потому что любая неудача воспринималась остро, со слезами. Часто разговаривала и объясняла, что что-то может не получаться, зато то-то и то-то умеешь только ты.

Чуть позже пришлось объяснять, почему у нас маленькая семья. Здесь нельзя придумывать, нужно говорить честно, но понятно для ребёнка. Драмы не было, поэтому уже в начальной школе она смогла объяснить, что её рассказ о семье, в которой живут мама, дочь и собака, — это рассказ о полной семье.

Важно не терять присутствия духа. Любые трудности можно прожить и пережить, когда знаешь, что рядом с тобой целый мир ребёнка, совершенно отличный от твоего и от этого ещё более ценный.

Был момент, когда все взрослые спрашивали маленькую дочь, кем она будет, когда вырастет. У неё не было мечты вроде «буду врачом или продавцом мороженого». Зато у нас появилась своя формула: «вырасту человеком». Вот это и остаётся важной задачей.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах