aif.ru counter
744

Ружьё и коня за невесту. Какие обряды соблюдали шорские и телеутские семьи?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 52 28/12/2016 Сюжет Коренные соседи
Когда с телеутами рядом поселились русские, многие браки стали смешанными - парни чаще брали в жёны русских девушек.
Когда с телеутами рядом поселились русские, многие браки стали смешанными - парни чаще брали в жёны русских девушек. © / Анна Городкова / АиФ

Какие обряды были у малых коренных народов, выясняла корреспондент «АиФ – Кузбасс».

Жена старше мужа

Этнограф Дмитрий КАЦЮБА писал, что в прошлом свадьба шорцев и телеутов была не частным отдельным делом, а социально-экономическим актом. Решение вопроса о женитьбе значило, что родные жениха и невесты давали или не давали согласие на брак людей и обязательно материально помогали им – в уплате калыма, в проведении свадьбы, в строительстве жилья и т. д.

В свадебном обряде Дмитрий Васильевич выделяет три периода: досвадебный, свадебный и послесвадебный. В старые времена, как только у людей рождались дети, их родители договаривались через 12-15 лет поженить их. Из дурных семей женихов и невест брать остерегались. Мальчики в религиозные праздники приносили девочкам подарки: платки, серьги, кольца, баранов и различный скот. Свекровь не принимала в дом невесту без кукол «эмегендер», которых должно быть 12, – они были хранителями очага, благополучия и достатка. А нередко жених и невеста видели друг друга впервые именно на своей свадьбе. Невеста, конечно, должна была быть девственницей.

В ХIХ-ХХ вв. женщина часто была старше своего жениха (на 5-20 лет) – ей нужен был работник по хозяйству. Больше всего родители хотели, любили и ждали сыновей как продолжателей рода, только им выделяли землю, угодья и домашнее имущество (дочери получали лишь приданое, состоящее из одежды и специального мешочка для хранения металлических вещей – иголок, ложек, монет, расчёсок и т. д.). Почитание старших всегда сохранялось. В это время для шорцев и телеутов существовало два основных способа заключения брака: воровство «кыс аларга» и сватовство «куда».

Без драки никуда

Невест шорцы и телеуты воровали по разным причинам: чтобы не платить выкуп (для бедных семей выкуп был разорением), если девушка противилась парню, который положил на неё глаз, и если её за него не выдавали богачи-родители. После кражи будущей невесты будущие родственники договаривались друг с другом о калыме. За девушку могли предложить ружьё и коня, а за то, что мать вскормила её своим молоком, - дойную корову и 200-300 рублей. С 60-х гг. ХХ века платить стали только деньгами, но суммы возросли, ведь цены стали совсем другими. Мирение происходило не всегда с первого раза, но оно обязательно было нужно, чтобы молодые супруги жили счастливо, чтобы их дети не болели, род не прерывался и во всём был достаток и благополучие. Считалось, что если молодая девушка проведёт в доме потенциального жениха ночь, то после этого её никто больше не возьмёт в жёны, поэтому родственники похищенной девушки часто, отчаявшись, отдавали любимую дочь даже за не очень богатого парня – ничего тут не поделаешь, позор. Со временем, конечно, воровство (или умыкание) переросло в шутку, но такая форма семейного обряда жива до сих пор.

Справка
Молодых после свадьбы у шорцев было принято отправлять в специальный шалаш для жениха и невесты – одаг («зелёная юрта»), в котором молодожёны жили первые три дня после бракосочетания. Строили шалаш из священной берёзы. Девять деревцев покрывали берестой и накрепко связывали верёвками. Жених, зайдя туда первым, разводил внутри огонь, а невеста, стоя в дверях, одаривала медными кольцами всех, кто помогал строить одаг. В нём молодые принимали подарки и угощали абырткой родственников жениха, вокруг него справляли большой пир, не прекращавшийся ни днём, ни ночью. После трёх дней в шалаше бересту с него снимали, а остов уносили в лес и ставили к стволу дерева. Молодые, пока строили свою юрту, переходили жить в дом свёкра.

У телеутов было распространено сватовство: сваты от жениха приезжали к родителям девушки, заводили разговоры о погоде, урожае, постепенно переходя к главной теме. Родителей угощали вином и договаривались о калыме. На брак, конечно, соглашались не всегда. Если о сватах знали заранее и кандидатуру мужчины никак не одобряли, на дверь вешали большой замок или стелили перед дверью солому – эти знаки без слов говорили об отказе родителей невесты выдавать свою дочь замуж.

Обряд и советы

В середине-конце прошлого столетия свадьбы стали приобретать более цивилизованный характер: молодые сами выбирали себе пару (знакомились на играх, гуляниях и вечеринках) и советовались с родителями. Старшим был, как правило, мужчина. Праздник любви проводили в основном осенью, когда убран урожай, или на значимые события по временам года (зимой, к примеру, на Рождество). Девушку наряжали в национальную одежду - платье из красного шёлка или атласа с манишкой на груди, подпоясывали кушаком с разноцветными полосами и богатыми кистями, сверху платья надевали лёгкий свадебный наряд из шёлка с воротником из шали, отделанным бархатом, и четырьмя кистями у пояса.

Кстати
Телеутская невеста всегда шила к свадьбе занавеску к кровати (она как будто отгораживала отдельный угол для жены), которую привозила вместе с приданым в новый дом. Для этого девушка брала три-четыре полосы ткани двухметровой длины и сшивала вдоль, к низу пришивала чёрную полосу 15-20 см и крепила тесёмки. Эта занавеска висела над кроватью до старости, а когда муж умирал, его покрывали ею.
На голове невесты красовался разноцветный платок с высокой собольей шапкой. Одеяния жениха были куда проще, а со временем превратились в обычный официальный брючный костюм, как и колоритный наряд девушки – в привычное всем белое воздушное платье.

На пути, пока невеста ехала к дому жениха, всем горам и рекам отдавалось почтение: участники торжества бросали кусочки жертвенной пищи, брызгали вином – на удачу. У дома жениха начинался выкуп приданого, отдельно каждой его части – взамен обычно предлагали водку. Самое почётное место за столом доставалось старшей родственнице, направо от которой садились мужчины, а налево – женщины. Угощать тоже начинали с почётных гостей – грудинку барана давали уважаемой родственнице со стороны невесты, а заднюю часть – гостю со стороны жениха. Остальным раскладывали оставшееся мясо и наливали вино. За столом все одаривали друг друга подарками, и этот процесс порой напоминал состязание «Кто больше подарит» (дары собирались иногда несколько лет). Кацюба вспоминает, что в Шанде Гурьевского района телеуты покупали на свадьбу минимум по 40-60 бутылок водки, не говоря уже о вине и пиве. С таким количеством увеселительных напитков застолье редко обходилось без драки.

Как оказалось, многие из телеутских и шорских свадебных традиций очень похожи на русские – те же долгие пиршества с одариванием молодых подарками, те же драки, без которых невозможно представить ни одну русскую свадьбу, то же воровство или сватовство и мирение (или обговаривание «цены» невесты). Но эта связь неудивительна, ведь уже не один век русская культура и обычаи влияют на культуру шорцев и телеутов.

Труду учили с детства

После свадьбы для жены существовали различные запреты: в доме нельзя было ходить с непокрытой головой в присутствии свёкра и деверя. Если муж уходил от жены, а детей у них не было, он брал половину имущества, но его жена такими правами не обладала, ей в случае развода не доставалось ничего.

Валерий Кимеев

Рождение ребёнка, как пишет в своей статье этнограф Валерий КИМЕЕВ, у шорцев отмечалось довольно скромно – отчасти потому, что много детей умирало. Для облегчения родов девочек с десяти лет заставляли пить порошок, приготовленный из высушенных остатков травы, которые доставали из прямой кишки убитого медведя. После родов, которые обычно принимала соседка, пуповину обрезали ножом, заворачивали в тряпку и прятали в укромном месте. Прикармливали новорождённых детей из рожка из коровьего рога с соской из коровьего вымени. Выбирая имя, родственники старались избежать совпадений с именем отца, брата или ещё кого-то старшего из мужчин.

Важным предметом традиционной шорской культуры была детская колыбель.

Если рождался мальчик, в углу над колыбелью пробивали лучок с небольшой стрелой и атрибут богини земли Умай. Если на свет появлялась девочка, то приделывали вершинку молодой берёзки – символ свадебного шалаша. Чтобы уберечь детей от злых духов, в кроватку клали ножик или ножницы, привязывали к верёвке пулю или пуговицы, подаренные на счастье.

Детей шорцы чуть ли не с самого младенчества приучали к труду, делая для них особые деревянные игрушки: миниатюрные луки, лодочки с вёслами, удочки, топорики, грабли, лошадок с изогнутой шеей и повозками, ступки, прялки и сшитые из ткани куклы. Считалось, что дети привыкнут к этому с детства и не будут отказываться помогать в работе своей семье.

Чегек и Кёрген.
Однажды влюбились друг в друга прекрасная девушка Чегек (в переводе на русский – «цветок»), дочь очень богатого телеута, и бедный охотник Кёрген («зоркий глаз»). Отец девушки, несмотря на любовь пары, хотел выдать её за богатого, но очень старого человека. Молодые бежали, но отец невесты организовал погоню за молодыми, а впереди перед беглецами оказалось широкое ущелье! Взмолились богу любви парень и девушка, превратил их бог в двух животных (белое и красное) и спас. Тогда Чегек и Кёрген в знак благодарности стали вышивать аппликации зверей белого и красного цветов на покрывало – по одному животному на квадратик. Во время свадьбы жених и невеста накидывали его на себя и давали друг другу клятву в вечной любви и верности. Вслед за ними многие телеуты стали вышивать подобные покрывала и клясться в чувствах, но к концу ХХ века эта традиция изжила себя.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах