aif.ru counter
640

Кто учит убивать? Ветеран МВД – о преступлениях и преступниках

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44 29/10/2014
К сожалению, число преступлений с каждым годом не снижается.
К сожалению, число преступлений с каждым годом не снижается. © / из архива АиФ / АиФ

«Как бы мы ни ругали коммунистов, но благодаря их жёсткой идеологии нам удавалось воспитывать молодёжь, не было такого количества малолетних преступников, как сегодня. Демократия дала свободу, но не объяснила, где притормозить. Даже в страшные 90-е годы я не припомню такого бума изнасилований и педофилии», – утверждает ветеран МВД Дмитрий Антонов, рассуждая о громких кузбасских преступлениях последних лет.

Правовой нигилизм

– Дмитрий Викторович, по данным Генеральной прокуратуры РФ, к июлю текущего года в Кузбассе было зарегистрировано 35 242 преступления. У области пятое место по стране по уровню преступности. Как вы думаете, в чём причина?

– Здесь сложно судить одно­значно, потому что преступления и преступники бывают разные. Если говорить, например, о бытовой преступности, то там корни лежат в неустроенности людей: скудный однообразный быт, неумение и нежелание занимать своё время чем-то полезным, злоупотребление алкоголем или наркотиками, обиды и ссоры. В моей практике было много примеров, когда собутыльники убивали друг друга, муж убивал жену, жена убивала мужа.

Фото: www.russianlook.com

Причём часто мужья-алкоголики доводят до крайности вполне здравомыслящих, адекватных женщин. Нельзя взять один социальный слой или определённую профессию и сказать, что в нём или в ней больше преступников. В маргинальных слоях не больше преступности, чем в благополучных сферах. Образованность или высокий доход не дают гарантии, что человек не совершит преступление.

– 9 октября в Анжеро-Судженске, в лесополосе, нашли тело 15-летней школьницы. Екатерина Искандарова пошла в музыкальную школу, но не дошла до неё. Следствие полагает, что её убили. 4 октября в Прокопьевске нашли избитое и обожжённое тело 17-летнего парня. Над ним поиздевались друзья-собутыльники. Не забывается и прошлогоднее убийство Яны Титовой из Кедровки. Что могло руководить людьми, лишавшими жизни подростков? Как можно было задушить школьницу, изнасиловать полумёртвого парня?

– Думаю, нужно начать с того, что у нынешней молодёжи нет тормозов, а правовой нигилизм имеет место. Раньше в стране существовала идеология, детей начинали воспитывать с пелёнок: октябрёнок, пионер, комсомолец. Воспитание молодёжи было поставлено на широкую ногу, и занимались этим серьёзные органы. И как бы мы ни ругали сегодня коммунистов, но тогда благодаря жёсткой идеологии удавалось следить за детьми. Нет ничего плохого в том, что детей воспитывали на положительных примерах, на идее, их учили быть честными и добрыми.

Чем живёт современная молодёжь? Те же школьники? Они ничего не знают, кроме компьютерных игр, которые по большей части агрессивные. В них считается успехом, например, убить полицейского. Ребёнок с детства в игровой форме усваивает, что можно безнаказанно убивать людей, издеваться над ними. Такая идеология насаживается Западом, той же Америкой. Нас специально ломают изнутри наркотиками, порнографией, компьютерными играми. Наши дети не умеют общаться, всё их общение происходит только посредством гаджетов. Поэтому им и кажется, что жизнь – игра.

Всё-таки в годы моей службы меньше подростков совершали преступления. Большое значение тогда имела профилактика. Благодаря профилактике нам удавалось предотвратить много преступлений. Когда я руководил Кировским районным отделом милиции, у меня в подчинении было 450 человек личного состава, не считая отдела вневедомственной охраны. Сейчас там осталось 150. Как ту же самую территорию охватить 150-ю сотрудниками? Сейчас уже давно нет понятия «плотности нарядов на улице». У меня в Кировском одновременно работали пять-семь передвижных экипажей и десять патрулей, все лесопосадки патрулировала конная милиция. От милиционера на коне не уходил ни один грабитель. Преступность удавалось сбить до минимума. А ведь это был самый бандитский Кировский район и страшные 90-е годы. В 1995 году мы вышли на первое место по раскрываемости преступлений в городе.

Мягкие законы

– Если сравнивать, то в настоящее время, по-вашему, число преступлений увеличивается? Появляются какие-то новые, с которыми вы в 80-е и 90-е не сталкивались?

– Сейчас просто бум педофилии. Чуть ли не каждый день о новых фактах сообщается в новостных сводках. 15-20 лет назад педофилии практически не существовало. Т. е. были единичные случаи, но широкой гласности они не предавались. Причина этого всплеска в распущенности и разврате, которые пришли к нам опять же с Запада. Демократия допустила людей ко всему, а тормозов не поставила. Более того, парадоксально, но у нас криминальный мир относится к педофилам, да и вообще к насильникам, жёстче, чем официальная власть.

У нас суды сразу ищут и находят кучу смягчающих обстоятельств. Тем более сложно, если человек со всех сторон положительный и ранее не был судим. По моему мнению, за педофилию – при моратории на смертную казнь – нужно приговаривать к пожизненному заключению. Раньше к таким преступлениям, кстати, относились куда серьёзнее. В 1994-м мы задержали двух маньяков. Семёнов и Задворный насиловали и убивали девочек 12-13 лет. Их приговорили к расстрелу, но исполнение приговора потребовало довольно много времени, в итоге был введён мораторий на смертную казнь. Поэтому отморозки угодили на Огненный остров, где отбывают пожизненное заключение.

– Можно ли всё-таки вывести формулу такого преступника? Какая у него психология?

– Нет такой формулы. Все разные: убийцы, воры, законопослушные люди. У всех разные причины, к каждому случаю нужно подходить индивидуально. Например, маньяки, о которых я рассказал, с виду были положительными парнями. Я бы даже назвал их маменькиными сынками. Никто не верил, что они могли совершить такое. Был в моей практике ещё один случай. Преступник – зам­кнутый парень, очень трусливый. Он грабил только женщин. Бил их железкой по голове сзади, чтобы не смотреть в глаза, потому что боялся. Преступником может быть кто угодно. В 1993 году я вёл одно громкое дело: убийство солдата на посту. По уставу, часовой на посту не имеет права пускать к себе никого. Но один солдат, который часто ходил в караулы, на посту познакомился с папой и с сыном, мальчишкой лет 13‑ти. Они приносили солдату еду и спиртное, цинично втёрлись в доверие.

Фото: www.russianlook.com

И однажды мальчик попросил у солдата посмотреть автомат и выпустил в парня целую очередь. После этого преступники скрылись вместе с оружием. Оказалось, что они давно спланировали преступление и целью их был именно автомат, чтобы разбойничать. Никаких следов и отпечатков на месте они не оставили. Из Москвы уже утром прилетели два генерал-лейтенанта из управления внутренних войск, через сутки прибыл генерал-полковник, замминистра. Я руководил расследованием.

Я поднял весь личный состав и всё училище связи, мы прочесали лес и нашли брошенные вещи преступников, опросили весь жилой сектор, находящийся недалеко от военной части. Через сутки нам уже были известны личности преступников, а через три дня мы их задержали. Неизвестно, кто кого вовлёк в преступление: отец сына или наоборот. Мальчик вёл себя на суде очень развязно, нагло заявил, что, если бы было пятеро солдат, расстрелял бы всех. На тот момент он не подлежал уголовной ответственности. Посадили только папу, а мальчика отправили в Верхотомскую спецшколу. Не знаю, как сложилась его дальнейшая жизнь, но вряд ли из него вырос нормальный человек.

Тюрьма не исправит

– И тюрьма не исправляет?

– Как правило, нет. Тюрьма портит человека. Он получает там новые криминальные знания, знакомится с криминалитетом, который учит его разным уловкам. Выходит матёрым преступником, поймать его сложнее. В моей практике неоднократно было такое. Человек не успевал выйти, как снова совершал преступление, и мне приходилось его задерживать по второму-третьему разу. Из опыта могу сказать, что люди, которые промышляют грабежами и разбоями, на прямую дорогу выходят крайне редко. Их деятельность только усугубляется: они либо объединяются в группировки, либо начинают совершать более тяжкие преступления. Другое дело, если человек попал в тюрьму случайно. Например, виновник ДТП вряд ли станет в дальнейшим преступником. И вряд ли захочет вернуться в тюрьму.

Фото: АиФ / Сергей Ильницкий

– Можно ли как-то себя обезопасить, распознать по каким-то признакам преступника на улице? Те девочки вполне могли бы остаться в живых, если бы выбрали другие пути.

– Узнать преступника на улице практически невозможно. Человек с неприятной внешностью может оказаться глубоко душевным и ранимым. И, наоборот, человек с располагающей внешностью может быть мошенником или маньяком, которые, кстати, часто и обладают природным магнетизмом, благодаря которому никогда не подумаешь, что они опасны. Обезопасить себя, конечно, можно. Не ходите ночью по улицам, а ходите днём по людным местам, избегайте дворов и подворотен. Если задержались на работе, вызывайте такси. Это элементарные правила выживания. Не открывайте двери посторонним. Пусть там стоит сотрудник ЖКХ, полицейский, прокурор. Конституционное право на неприкосновенность жилища никто не отменял. Если вы законопослушный человек и никого не вызывали, то и пускать не стоит.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах