aif.ru counter
5996

Житель Яи рассказал подробности похорон Сталина

Кемерово, 28 февраля - АиФ-Кузбасс. Шестьдесят лет назад солдат из Кузбасса Михаил Гаврилов провожал в последний путь генералиссимуса Иосифа Сталина и защищал столицу от «врага народа» Лаврентия Берии. Накануне 60-летия со дня смерти вождя народов о своём участии в важных исторических для России событиях он поведал корреспонденту «АиФ в Кузбассе».

 Сталинский ремень

Ветерану труда Михаилу Гаврилову 83 года. Всю жизнь коммунист занимал ответственные должности на местных предприятиях лесной промышленности и в райкоме партии. Но до сих пор помнит бурные политические события, которые его самым непосредственным образом коснулись в годы армейской юности, в 1953-м.

Михаил Михайлович тогда служил в Подмосковье, командовал отделением батальона зенитной артиллерии. Его подраз­деление отлично зарекомендовало себя на стрельбах, да и в политической подготовке тоже было в числе передовых, поэтому солдатам и доверяли ответственные государственные задания, такие, как салютовать десятками артиллерийских зал­пов в столице в честь 1 Мая или Дня Победы.

Фото из личного архива

 В начале марта 1953 года, когда сообщили о смерти Сталина, пришёл боевой приказ в срочном порядке вы­двинуться в Москву. Солдат рассказывает, что оружия им тогда не дали, но выдали новые валенки и кожаные ремни. Путь лежал к Дому союзов, где стоял гроб с телом Сталина, а задача была стоять в оцеплении и не допустить, чтобы многотысячная толпа скорбящих прорвала заграждения и чтобы народ неконтролируемым стадом не ринулся к гробу вождя.

– Пока доехали до Дома союзов, проход к которому был со всех сторон перегорожен автомобилями, прошли пять заслонов, у каждого из нас тщательно проверяли документы, – вспоминает Михаил Михайлович.

– Это уже были последние сутки прощания со Сталиным, и желающих пробраться до его гроба было очень много. Кто-то забирался на крыши близлежащих домов и по водосточным трубам спускался, чтобы пробраться мимо нашего оцепления. Мы старались не обращать на них внимания и пропускали. А для организованного прощания оставили только узкий проход и маленькими группами через него народ запускали в колонный зал Дома союзов, чтобы скорым шагом, не подходя близко, они могли пройти у гроба вождя. Мы, солдаты, сменяя друг друга в оцеплении, тоже по нескольку раз бегали на него посмотреть.

Контроля строгого при входе в здание не было. В почётном карауле стояли члены правительства, родственники Сталина. Но мне тогда на этой церемонии запомнился только Председатель Совета Министров СССР Маленков. Я его и раньше на фото видел, но он поразил тем, что был очень толстый, наверное, центнера два весом. А Сталин, он и в гробу лежал такой, каким его все тогда знали по фотографиям. Ещё было много венков и цветов, а в колонном зале сильно пахло хвоей.

Помню, что ещё и мороз в те дни стоял сильный. Нас, чтобы погреться и немного поспать ночью хотя бы стоя, отправили в кассу Большого театра. А утром 9 марта я увидел, как к Дому союзов подкатили пушечный лафет, запряженный пятью лошадьми, на которых сидели верховые. Церемония прощания затянулась примерно на полчаса, потому что сын Сталина Василий опоздал.

 По словам ветерана, все мёрзли, нервничали. Почётный караул в легких хромовых сапожках от мороза места себе не находил. От лафета, на который поставили гроб с телом Сталина, Михаил Гаврилов стоял примерно в десяти метрах. Вся улица до здания Совета министров была уставлена дорогими венками и утопала в цветах, а из динамиков уже доносилась прощальная речь Берии, который об умершем Сталине говорил как о лучшем соратнике. Когда траурная церемония двинулась в сторону мавзолея на Красной площади, подраз­деление Гаврилова сняли из оцепления. Дальше охраной и сопровождением лафета занялись войска НКВД.

– Поблагодарили нас за службу, дали по три дня увольнительных, командиров в звании повысили, – продолжает Михаил Михайлович. – В части нам приказали сдать кожаные ремни, а подпоясаться обычными тиснёными. Но мы их все попрятали, не сдали командиру, а когда по 5 рублей с нас высчитали за эти ремни, то надели. И все знали: кто в подразделении носил кожаный ремень, тот и провожал в последний путь Сталина.

Неделя, начиная с обеда

 Спустя несколько месяцев сержанту Михаилу Гаврилову снова по боевому приказу пришлось побывать в столице.

– В июле 1953-го мы были на боевых стрельбах. В субботу отдыхали, играли в волейбол. Вдруг объявили тревогу, дали приказ восемь наших пушек прицепить к автомобилям «Урал» и срочно выдвинуться в столицу, – рассказывает солдат. – Выдвинулись мы с обеда, а к утру были в Москве. Нам определили боевую позицию, подвезли гору снарядов, приказали прочистить каналы в стволах пушек и снять предохранительные головки со снарядов. Москву тогда оцепили в восемь колец зенитчиками, чтобы ни один вражеский самолет над Москвой не пролетел. По приказу мы должны были поражать любые воздушные цели. Но когда самолеты пролетали, нам говорили, что по ним нельзя стрелять, они свои.

Мы тогда и не знали, какой неприятель может напасть на Москву, неделю прожили у пушек в полной боевой готовности. Только потом, когда уже вернулись в часть, узнали, что Лаврентия Берию в те дни объявили врагом народа и он якобы с помощью иностранных войск и десанта с воздуха хотел взять власть в стране в свои руки, арестовать всех членов правительства, но ничего у него не вышло. Берию арестовали, а потом и расстреляли.

Именем вождя

 Михаил Гаврилов, отслужив в армии, женился. Зинаида Александровна, с которой он прожил почти 60 лет, также помнит те тревожные и страшные времена. Говорит, что имя Сталина во время войны, когда она была подростком, не раз помогало ей в самых сложных ситуациях. К примеру, доктор отправил её больную маму в больницу только после того, как она пригрозила пожаловаться на него самому Сталину. Хлеб по карточкам, которого ей однажды не досталось, тоже выдали сразу, когда Сталиным пригрозила продавцу.

Но сейчас вспоминать о Сталине супруги не очень любят, хотя много лет хранят его старый портрет. Гавриловы рассказывают, что после смерти Сталина о нём было не принято говорить как о выдающемся человеке. Такие рассуждения могли быть чреваты неприятными последствиями для дальнейшей судьбы. Сегодня они считают, что при Сталине, конечно, жилось сложно, голодно, но самое главное – была в то время дисциплина, вера в лучшее будущее. С именем Сталина страна победила фашизм, вождя боялись, но уважали.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах